Дизайн-проект от Архитектурного бюро Глушкова


Переворот в архитектурных взглядах

 Причин этому более чем достаточно. На человека, родившегося в XVII в., воспитанного в традициях Древней Руси, опрокинулось слишком много новых и неожиданных впечатлений — разобраться в них оказалось трудно. Еще сложнее было изменить прежним критериям, принять и полюбить новое искусство, сделать своим мир вещей, доселе чуждый, непонятный, неуютный, хотя и интересный, но психологически чуть ли не враждебный.
Это относилось к людям разных поколений; к тем, кто принадлежал к просвещенным кругам конца столетия или, наоборот, отвергал все иностранное; к творцам архитектуры «нарышкинского барокко» и к их ученикам, будущим строителям новых городов; справщикам Печатного двора и толмачам Посольского приказа, давно узнавшим книги и страны Запада, и к обитателям боярских палат, чей внешний мир ограничивался родовыми вотчинами; к иконописцам московской Оружейной палаты и ученикам Славяно-греко-латинской академии; наконец,— к самому Петру.
К тому же историческая обстановка первой четверти столетия, характер русской художественной культуры сами по себе достаточно сложны и противоречивы. Вовсе не целостную картину являла собой и архитектурно-строительная практика1. Так, хотя как будто очевидны были глубокие изменения основ древнерусского зодчества, всюду и одновременно — на территории огромной страны, и в пределах одного города, в одном доме — происходили события, бытовали произведения самого различного плана: новое соседствовало, органически переплеталось со старым. Даже Петербург к 1720-му г. выглядел городом, где многое только начиналось 2.


Но при всем том буквально на глазах менялась окружающая среда: одежда и мебель, стены и их декор, посуда и книги, высота потолков и размеры окоп, внешний облик дома и ширина улиц. Обновлялся постепенно средневековый русский город, быт и внутренний мир, его обитателей.

Первая четверть столетия

 Отношение ко всему этому вряд ли было безразличным. Вольно или невольно то новое, что вторгалось в жизнь, меняло привычные представления о красоте зданий, приучало глаз к формам и приемам западноевропейского искусства.
Более того, пожалуй, именно через восприятие архитектуры наиболее полно проявляется изменение художественного мировоззрения людей петровского времени, их вкусов и оценок, их представлений о «свободных науках» и «художествах». К 1720-м годам процесс заметно усложняется и дает себя знать иначе. Но на грани веков это особенно очевидно, что отвечало в итоге реальному значению архитектуры и прочих искусств в русской жизни той поры.
Первая четверть столетия — время важных реформ, рождения флота и новой армии, светской школы и самых различных книг гражданской печати, годы: военных поражений и побед. Интерес к «свободным художествам» особенно в 1700-е годы как будто заслонили другие, более важные, насущные проблемы. Но это и годы строительства крепостей, основания Петербурга. Уже один факт замысла новой столицы по новым градостроительным законам предопределял, на наш взгляд, основной аспект восприятия архитектуры как одного из материальных способов трансформации привычного уклада жизни. Вероятно, и для Петра был в том едва ли не программный смысл будущего города (понятно, при главенстве политического и стратегического значения). Архитектура, преобразование строительного дела стали частью реформ петровского времен и, что во многом предопределило важную роль архитектуры среди паук и «художеств» нервом четверти столетия, аспекты ее изучения, художественные критерии, понимание наследия, современности и пр.

 пред.    след.






Скрыть комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии, нужно зарегистрироваться






 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Озывы  на окна (форум)
Обогреватели отзывы
     

« Новый декор гражданских построек Основные эстетические вкусы »