Новая архитектура Петра

   Приведем другой пример. В 1708 г., когда готовились к изданию первые книги гражданской печати по сугубо практическим вопросам, когда господствовал «голландизм», В. И. Куракин отправил из Амстердама для библиотеки Петра почти сплошь итальянские издания, в том числе великолепные альбомы по «старому и новому» Риму, учебные чертежи и рисунки («Пирамиды и колонки») 122. В известной мере в этом могли сказаться вкусы самого Куракина, для которого «дивным», «предивным» итальянским дворцам и паркам, фонтанам ничто «подобно не можно быть на свете...». Но ведь это был заказ Петра, который требовал с самого начала книг «новых и лучших... всех авторов». Представить же, что Куракин действовал вопреки вкусам царя, немыслимо. Сохранялась, тем самым, давняя традиция: утверждение итальянской «манеры», итальянского «художества», барокко как лучшего современного искусства, знакомое нам по дневникам 1697—1699 гг.




Европейские культуры

  Не был удивителен и приезд в Москву в 1703 г. итальянского архитектора Марио Фонтана; итальянские мастера работают затем в Петербурге. Интерес к искусству, художественному наследию, гуманитарной науке Италии особенно в 1700-е годы, когда господствовал «голландизм», свидетельствовал о последовательном развитии сложных представлений о богатстве и ценности европейской культуры, при которых главным становился не практический, а научно-познавательный аспект. Пока эти два аспекта существовали раздельно, что подтверждали прежде всего политика, просветительская деятельность самого Петра, а также взгляды и поступки его современников.
При этом возникает вопрос: насколько исторически и типологически конкретна была культура Италии для русского человека на рубеже столетий?

Так, для Долгорукова Палладио стал вполне определенной творческой личностью, и свои впечатления от «Четырех книг об архитектуре» он мог проверить, бродя по улицам итальянских городов. Попавший в Россию трактат Палладио, изданный к тому же в Германии или Голландии 125, и сочинения Д. Виньолы, В. Скамоцци «Идеи новой архитектуры» 126, А. Поццо «Перспектива живописцев и архитекторов»127 становились только практическими руководствами и вряд ли непосредственно соотносились с культурой Италии; национальность их авторов, хотя и известная, как бы отходит на второй план, как, впрочем, и вообще личность самого автора.

Не столь важно было это и для Петра, когда он редактировал первое русское издание Виньолы 1709 г., а для русских зодчих, не покидавших еще пределы России, тем более это — европейская литература в целом. Но вместе с тем именно Марио Фонтане Петр приказал отдать «Правило о пяти чинех архитектуры» для уточнения терминов.






Скрыть комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии, нужно зарегистрироваться






 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Озывы  на окна (форум)
Обогреватели отзывы
     

« Авторитет Витрувия Влияние культур Англии и Франции »