Архитектурное бюро Глушкова

Влияние культур Англии и Франции

   А. М. Г. Земцова по приезде в Петербург из Москвы, где он учился в школе при Оружейной палате, хотели сделать переводчиком итальянского языка. Причем не вообще переводчиком, а специально для архитектуры — при «Городовой канцелярии от строений» 128. Это было в том же самом 1709 г.

К архитектуре же средневековья он, подобно стольникам Петра, остался равнодушен. О Виндзорском дворце, например, следует такая фраза: «Палаты — строенье старинное... дом великий, токмо экстраординарного ничего не можно сказать» .

В начале 1710-х годов в Англии находился Ф. С. Салтыков — автор «Пропозиций» о воспитании. Он ведал заказами на строительство кораблей в английских доках, подбирал мастеров для России. Среди прочих сообщений Салтыков прислал в Кабинет Петра письмо о строительстве сельских домов в Англии: их конструкциях и материалах, размещении вдоль красной линии улиц, устройстве служб и т. д.134 Речь шла об очень нужной для России теме. Несколько позже Д. Трезини создаст «образцовые» проекты для русской деревни. Однако собственно художественные вопросы в письме Салтыкова, деловом, информационном, не фигурируют, с этой точки зрения английская архитектура его как бы не интересует.

Однако главное, пожалуй, не в этом — время интереса к английской культуре в России еще не наступило. Английская литература, сатирико-нравоучительные журналы Р. Стиля и Д. Аддисона, столь популярные на континенте, традиции английских парков, английского средневековья, палладианство — все, это оставалось пока чуждым, не отвечало логике развития русской культуры.

Иначе воспринималась культура Франции, интерес к которой сохранялся отчасти в 1700-е годы, но особенно возрос к концу следующего десятилетия, когда был подписан торговый русско-французский договор.

1705 г. датируется «Архив или статейный список» о неофициальной дипломатической миссии во Францию русского посла в Голландии (с 1699 г.) — А. А. Матвеева. Парижу, его зданиям, королевским резиденциям, художественным учреждениям Франции Матвеев отводит немало страниц.

Вспомним «журналы» 1697—1699-х годов. Жанр записок П. Толстого и А. Матвеева в целом схож: это — путевой дневник, названный на последних страницах «книгой». Действительно, Толстой в итоге написал первую на русском языке подробную книгу об Италии, Матвеев — о Франции. В обоих случаях собственные впечатления дополнялись сведениями, почерпнутыми из различных изданий.

В записках Матвеева исчезает отстраненность от западноевропейской жизни, свойственная дневникам конца столетия. Это связано не только с его многолетним пребыванием за границей. Для Матвеева принятие новой культуры свершилось значительно раньше. Сын боярина А. С. Матвеева, возглавлявшего Посольский приказ, владелец ценной библиотеки, знавший несколько языков, он был одним из самых образованных людей петровского времени. В библиотеке отца он мог изучать и книги по западноевропейскому искусству, в частности, архитектуре.

Подробная повествовательность, спокойно-безразличное изложение одних впечатлений и эмоциональное восприятие других в равной мере свойственны дневникам стольников Петра и А. А. Матвеева. Характерны и художественные критерии. Слово «итальянское» означало и для Матвеева качественную оценку. Неоднократно отмечая работу итальянских мастеров во Франции, вольно или невольно отдавая предпочтение итальянскому искусству, Матвеев, тем самым, как бы подчеркивал его приоритет.

Любопытен еще один момент. Самостоятельная ценность «свободных художеств» как будто очевидна для Матвеева, однако профессия архитектора названа им двояко. Преподавателей Академии, лучших зодчих Франции он определяет и как «художников здания и архитектуры», и как «мастеровых людей».

Матвеева больше интересовали гуманитарные науки, художественная культура Франции. Петра же эта страна привлекала пока своими успехами в области фортификации, техники, военного и инженерного дела. К середине 1710-х годов положение изменилось.

В 1716 г. Петр вновь едет в Европу. Во время первого путешествия его меньше всего интересовали «свободные художества», не приглашал он и зодчих. Цели поездки 1716—1717 гг. иные. Изменялся и маршрут. Главной целью Петра стала Франция, с которой необходимо было наладить политические и торговые контакты. По дороге Петр покупал книги, пристально интересовался различными науками.

Прежде всего его интересовали организация архитектурно-строительного дела, градостроительство, садово-парковое и декоративное искусство,— ведь он мечтал завести «сад лучше, чем в Версале у французского короля». По поводу же архитектуры он, спустя несколько лет, сделал такое неожиданное замечание: во Франции «никакого украшения в архитектуре нет и не любят и только гладко и просто, и очень толсто строят...».

Иными словами, то, что в 1700-е годы было необходимым этапом, позволившим, в частности, внешне разорвать с художественными традициями XVII в., теперь становилось недостаточным. Петербург превращался в репрезентативную столицу Российской империи. Петр приглашал па работу французских мастеров, заказывал переводы французских книг, но послать во Францию будущих русских зодчих, изменить их маршрут не счел нужным. Эта, на наш взгляд, непоследовательность могла означать пристрастие Петра к барокко, искусству, отличному от французского.
 






Скрыть комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии, нужно зарегистрироваться




Дизайн-проект от Архитектурного бюро Глушкова


 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Озывы  на окна (форум)
Обогреватели отзывы
     

« Новая архитектура Петра Русское пенсионерство - обучение зарубежом »