Архитектурное бюро Глушкова

Курс архитектуры

   О.Ш. Давиле, сторонника Ф. Блонделя, чей «Курс архитектуры» был иллюстрирован многочисленными примерами не только барочного классицизма, но и собственно барокко, а затем и рококо: книга Давиле многократно переиздавалась и в нее добавляли все новые чертежи.

Кроме того, в петровское время продолжали собирать столь любимые в России XVII в. увражи, богато иллюстрированные, подчас огромные и роскошно изданные, а также отдельные гравюры, подобранные и соединенные в альбомы. Архитектура многих стран, прошлое и настоящее европейских городов представлено было в них достаточно широко 167. В альбомы соединялись и русские гравюры и чертежи, а также листы с изображением беседок, решеток, отдельных деталей 168, рассчитанных на их использование в современных проектах для Петербурга и его окрестностей.

При всем разнообразии, вернее пестроте подбора, явно преобладали издания, связанные с концепцией архитектуры барокко и позднего Возрождения, что отражало, впрочем, и характер европейской книготорговли, но более явственно — вкусы самих владельцев библиотек.

Для примера назовем проект идеального барочного замка П. Декера, книги немецкого теоретика И. Фуртенбаха, известного своей приверженностью к итальянскому барокко; И. Индау — о венском барокко; Д. де Росси, чье «Учение о гражданской архитектуре» иллюстрировалось изображением работ Микеланджело, Бернини и др. 1(59 Из сочинений XVI в. явно предпочитали тех авторов, чьи чертежи отличались богатством и сложностью декоративных форм. Таковы, например, сочинения немца В.. Диттерлина, француза Ф. Делорма170 и фламандца Г. Вредемана де Вриза.

В рукописях осталось и большинство переводов 1710 — начала 1720-х годов. По-прежнему главенствовал критерий практики, пользы для «сегодняшнего дня».

Архитектурное искусство

  Но к 1720-м годам и сама практика стала многообразнее, и знания об архитектуре заметно возросли. Соответственно начинают меняться и представления о том, какая литература практически необходима. А на смену голландским и немецким источникам для перевода приходят французские и итальянские. К тому же в связи с развитием издательской деятельности и учреждением типографии в Петербурге вообще заметно увеличился объем переводной литературы. Шире стала и ее тематика.

Как и в 1700-е годы, Петр сам определял, что именно переводить. Так, по сведениям А. К. Нартова, Петр «изволил читать и после указал напечатать» несколько переводов: среди них — «Леклерка Архитектурное искусство».

В истории русских изданий по архитектуре это было новым, а для формирования художественного вкуса не только зодчего, но и заказчика — особенно интересным. Стилистический же подбор чертежей достаточно очевиден: преобладали композиции, выполненные в духе барокко.

Вновь перед нами практическое руководство, но руководство, явно отличное от первого издания Виньолы. И прежде всего тем, что характер издания позволяет уже судить о художественных качествах предлагаемых проектов.

Компактные, «карманные» руководства 1709 и 1712 гг. сменяет издание «в лист», типа увража, что позволило улучшить четкость изображений, увеличить детали. Естественно, книгу такого формата нельзя было носить повсюду — она рассчитана и на иное прочтение. Нет здесь произвольных, хотя и нужных добавлений, сохранено авторское введение, не имевшее отношение к русской действительности, а потому прежде исключенное.






Скрыть комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии, нужно зарегистрироваться






 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Планировки двухкомнатных квартир
Новостройки и ЖК
   
 

« Архитектурная практика 18 века - сочетание различных «манер» Европейская книга »