В городах «желтого дьявола»

В конце мая - начале июня 1965 года в Ленинграде экспонировалась выставка «Архитектура США». Каждому посетителю выставки вручался проспект, содержащий помимо большого количества фотографий шесть страниц текста с ответами на вопросы о жилищном строительстве в США. Вот некоторые из них.

«Сколько жилых единиц в США?

Около 58 миллионов, из которых почти две трети - односемейные особняки, а около 6 процентов - жилые дома на фермах. В каждом доме имеется отдельный вход, кухня или кухонное оборудование для личного пользования жильцов».

«Каков в среднем размер американского дома?

Площадь пола односемейного дома из пяти комнат с ванной обычно превышает ПО кв. метров. Как правило, в число комнат входят: 2 или 3 спальни, отдельные или комбинированные гостиная и столовая и отдельная кухня. В подавляющем большинстве домов имеется электричество, телефон, водопровод с горячей и холодной водой и центральное отопление».


«Во сколько в среднем обходится покупка нового дома в США?

В 1963 году покупная цена нового односемейного дома с земельным участком достигла примерно 18 500 долларов. Сумма эта равняется заработку средней американской семьи за 29,5 месяца. Покупатель делает первый взнос в размере 2000 долларов и за 25 лет выплачивает в рассрочку полную стоимость имущества».

«Кто в США предоставляет жилища лицам с низким заработком?

С помощью Федерального правительства местные жилищные органы предоставляют квартиры ветеранам, вдовам, престарелым, нетрудоспособным и всем тем, у кого валовой годовой заработок ниже 3000 долларов».

«Сколько платят за квартиру в общественном доме?

В 1964 году два миллиона человек, проживающих в общественных жилых домах, платили за квартиру в среднем 45 долларов в месяц с семьи. Обычно квартирная плата не превышает 20 процентов валового заработка семьи. В некоторых городах престарелые, живущие на социальное обеспечение, платят за квартиру не более 12,5 доллара в месяц».

«Сколько платит за квартиру семейный горожанин-рабочий?

Типичная семья городского рабочего состоит из 38-летнего мужа„ работающего на производстве, жены-домохозяйки, 13-летнего сына и 8-летней дочери. В 1959 г. в 10 самых крупных американских городах такая семья платила 78-115 долларов в месяц за пятикомнатную» квартиру, отопление и коммунальные услуги, тогда как заработок главы семьи в тех же городах и за тот же год выражался в 7000- 7500 долларов».

«Живет ли в домах и квартирах США больше чем по одной семье?

Приблизительно в 83 процентах всех американских домов и квартир проживает по одной семье. 15 процентов жилищных единиц занято одиночками, проживающими либо самостоятельно, либо с людьми, не находящимися с ними в родстве. И, наконец, 2 процента жилищ заняты семьями, которые живут вместе с одним или несколькими лицами, не состоящими с ними в родстве (гости, прислуга или квартиранты). Почти все супружеские пары занимают отдельные дома или квартиры».

«Сколько в США дачевладельцев?

В американских семьях сейчас замечается тенденция иметь не только по два автомобиля, но и по два дома. Возрастающее количество пустующих домов, не предназначенных для сдачи в наем или продажи, указывает на то, что в США имеется около 3-4 миллионов дач и вторых домов. С 1950 по 1960 г. число пустующих домов возросло более чем на 30 процентов».

Выставка «Архитектура США», экспонировавшаяся в залах Академии художеств в Ленинграде, как и все американские выставки в СССР, представляет собой образец современной тактики буржуазных пропагандистов. Последние прекрасно понимают, что теперь мало найдется людей, которые всерьез примут войну во Вьетнаме, полицейский произвол в Латинской Америке или дискриминацию негров за акты гуманности. О таких вещах они стараются молчать. Они говорят теперь о новых марках автомобилей, о райских удобствах собственного коттеджа, о плоском телевизоре с большим экраном. Это делается в расчете на то, чтобы доказать, что при капитализме людям обеспечена шикарная жизнь.

Вернемся теперь к вопросам и ответам, напечатанным в проспекте упомянутой выставки, и приведем некоторые иные данные, касающиеся решения жилищной проблемы в США. Последние почерпнуты из американской печати, из опубликованных заявлений официальных лиц и организаций США, из рассказов советских людей, своими глазами наблюдавших жизнь трудящихся американцев.

Апологеты американского монополистического капитала демагогически заявляют, что в их стране рабочие, хотя и далеко не все, имеют свой автомобиль, домик, мебель, иногда даже держат вклады в банках или владеют несколькими акциями и что все это вместе составляет «капитал», равный 15-20 тысячам долларов. Отсюда делается вывод, что будто американские рабочие стали капиталистами.

Реальные факты разбивают легенды о так называемом «народном капитализме», о «государстве всеобщего благоденствия». Какое уж там всеобщее благоденствие, когда, например, в 1965 году монополии США получили 45 миллиардов чистой прибыли (в четыре раза больше, чем в среднем за год в период второй мировой войны), а 32 миллиона американцев, по признанию самого правительства, живут в условиях бедности.
Слуги американских монополий умалчивают о долгах рабочих. Кредит превратил американского рабочего в вечного должника. Если он и имеет в своем распоряжении домик или автомобиль, то он не собственник этих вещей, а лишь арендатор. Согласно официальным данным, к концу 1962 года долг американских покупателей составил 341 миллиард долларов, в том числе задолженность за жилые дома превысила 175 миллиардов долларов. Основная ее часть падает на рабочих и служащих. Добрая половина трудового населения США не в состоянии даже мечтать о покупке собственного дома ни за наличный расчет, ни в кредит.
Совет федеральной резервной системы США сообщал в печати, что для приобретения «типичного» дома (стоимостью 17-18 тысяч долларов) в рассрочку на 30 лет необходимо иметь ежегодный доход в 8,5-9 тысяч долларов. Такой доход получают около 15 процентов американских семей, а две трети их имеют годовой доход менее 4 тысяч долларов. При этом около четверти семей вынуждены существовать на средства, сумма которых не превышает 2 тысяч долларов в год. Напомним, что даже американская статистика рассматривает этот бюджет как предел, ниже которого фактически наступает медленная смерть от голода.
Так как выплата процентов и страховых взносов, как правило, превышает размер самой ссуды, то самый дешевый дом, стоимостью 15 тысяч долларов, обойдется покупателю через 40 лет, когда счет будет оплачен, в 37 тысяч долларов, то есть почти в 2,5 раза дороже продажной цепы. При задержке очередного взноса купленные в рассрочку дома или квартиры, как и прочее имущество, продаются с молотка, а сам владелец превращается в бездомного бродягу. За последнее время ежегодно лишаются права на дома за просрочку платы 50-60 тысяч семей.

Даже если бы семья тратила 20 процентов дохода на оплату дома и коммунальных услуг, то и в этом случае более 70 процентов всех семей страны не могли бы позволить себе роскошь проживать в таких домах.

Квартирная плата в частных и муниципальных домах в США составляет 25-30 процентов бюджета семьи. Наем трехкомнатной квартиры в подвале обходится в 1200 долларов, комнаты в районе трущоб - 720 долларов в год.

Еще в 1948 году президент Трумэн в своем послании конгрессу писал: «Стоимость жилищ достигла фантастических размеров. Миллионы молодых людей живут в трущобах или в сельских лачугах». Однако конгресс не только не принял каких-либо эффективных мер, но даже отменил контроль за квартирной платой, в результате чего стоимость жилищ еще более возросла.

Официально распределение дешевых квартир в Америке зависит от заработка семьи. Чем ниже заработок, тем больше шансов на получение жилья. В первую очередь это право предоставлено людям, живущим на средства благотворительности, социального обеспечения или получающим пособия по безработице. Никаких привилегий в зависимости от цвета кожи, вероисповедания или национальности! Так, по крайней мере, это выглядит внешне.
На самом деле правила получения квартир превращают громадные поселения в гетто людей разных рас и цвета кожи. В Нью-Йорк за последние 10-15 лет уже переселилось не менее миллиона пуэрториканцев и негров. Большинство из них живет на самом низком материальном уровне, многие не имеют работы и пользуются пособиями. Формально бедственное положение этих людей дает им преимущество при получении коммунальных жилищ. Некоторые из них получают квартиры или комнаты. Но в конце концов они попадают в трущобы, ибо, когда заработок семьи достигает хотя бы минимального уровня, их выселяют из этих квартир и комнат.
Появившиеся в последнее время в печати США данные о трущобах больших городов привлекли внимание общественности как в самой Америке, так и за рубежом. Конечно, в каждом городе можно найти плохие дома. Но те джунгли крупных городов Америки, о которых идет речь, - уродливое явление, принявшее огромные масштабы. Это не отдельные случаи нищеты, не просто судьба какой-либо семьи, попавшей по тем или иным причинам в беду, - это национальное бедствие.
Жилищный фонд США состоит в основном из одноэтажных деревянных. домов, которые быстро изнашиваются. В «Книге фактов» Национального комитета демократической партии США приводятся такие данные: «13 миллионов домов - одна четверть общего числа домов - не отвечают условиям, предъявляемым к жилым домам, 7 миллионов обветшалых городских домов необходимо заменить, 3,4 миллиона фермерских жилищ не отвечают условиям, предъявляемым к жилью, примерно половина из них нуждается в срочной замене». Около 50 процентов всех квартир в стране не имеет центрального отопления, 25 процентов - туалетов.
В недавно вышедшей книге «Американский экономический и социальный строй» называется количество трущобных жителей - 23,5 миллиона, причем сами авторы ее считают эти данные неполными. В той же книге говорится, что из 5,1 миллиона жилищ, занимаемых неграми и другим «цветным» населением, около 45 процентов - развалины.

В пятнадцати штатах официально признано гетто для цветного населения. В докладе «Жилища и раса» исследовательского отдела комиссии по вопросам рас и жилищ указывается, что 27,5 миллиона американцев подвергаются дискриминации в области жилищного устройства из-за расовой принадлежности.
Несколько лет назад в США были обнародованы сведения, согласно которым на трущобные районы страны приходится 87 процентов детской смертности от желудочно-кишечных заболеваний, 70 процентов заболеваний туберкулезом, 56 процентов венерических заболеваний, 63 процента убийств. Бандитизм стал массовым явлением среди подростков трущоб.

В одном из своих выступлений покойный президент Кеннеди заявил, что в трущобах американских городов число юношей и девушек, бросающих школу до ее окончания, достигает 70-75 процентов и столько же процентов молодежи оказывается без работы.
Сколько лет существует самый богатый в мире город, неофициальная столица Америки Нью-Йорк, столько лет здесь по соседству с фешенебельными кварталами богачей существует Бауэри - улица ночлежных домов. Меняется лишь число ее обитателей: в 1962 году их было 50 тысяч, а теперь - около 70 тысяч человек. Но не только на этой улице, а на территории более 7 тысяч акров раскинулись районы трущоб.
По свидетельству журнала «Нейшл», свыше миллиона жителей огромного города вынуждено ютиться в маленьких комнатушках, по шестидесяти человек в каждой. Как сообщает журнал-, из 2250 тысяч нью-йоркских квартир 400 тысяч не отвечают элементарным санитарным требованиям и непригодны для жилья; 118 тысяч других квартир могут еще некоторое время использоваться, но они слишком перенаселены.
В далеком прошлом существовал обычай оставлять на ночь пищу, чтобы задобрить злых духов. Нечто подобное практикуется теперь в Нью-Йорке. Но вместо злых духов там задабривают... крыс, которые буквально терроризируют жителей Гарлема, Бруклина, юго-восточных окраин Нью-Йорка, где живет беднота. «Обитателям нью-йоркских трущоб хорошо известно, что голодная крыса - это свирепое животное. Они знают, что сытая крыса оставит их в покое», - писала в 1964 году газета «Нью-Йорк пост». Управление здравоохранения заявило, что в городе насчитывается столько же крыс, сколько жителей. Крысы отравляют пищу и распространяют различные заболевания, разрушают здания, вызывают пожары. Больше всего от них страдают дети. По данным указанной газеты, в 1963 году было зарегистрировано 684 случая укусов детей крысами.

Потрясающая картина условий, в которых живет около двух миллионов нью-йоркцев, может открыть глаза тем, кто склонен верить в легенду, будто американская система свободного предпринимательства существует для блага простого человека.
Гнойной язвой в чреве города называют трущобы Форсит-стрита - одного из районов Нью-Йорка. Для большинства пуэрториканцев и негров Форсит-стрит - первый приют в чужом городе. На этих улицах тысячи подростков впервые знакомятся с «культурой», «цивилизацией» и нравами уличных бандитов. Форситстрит-биржа молодых проституток и рынок по продаже наркотиков. Оба «промысла» поддерживают друг друга.
В середине 1959 года газета «Нью-Йорк уорлд телеграм энд Сан» опубликовала серию статей своего корреспондента Вуди Клейна под общим заголовком «Я жил в трущобах». Журналист прожил месяц под вымышленным именем в трех самых отвратительных районах трущоб Нью-Йорка - в верхнем Уэст-Сайде, нижнем Ист-Сайде и в Уильямсбергском секторе района Бруклина - фабриках молодежных банд, где до сих пор царят свирепые гангстерские законы.
Изо дня в день он ходил из квартиры в квартиру, беседовал с людьми, наблюдал за жизнью обитателей лачуг, безуспешно обращался в городской отдел социального обеспечения за пособием по безработице. Он потерял за месяц в весе восемь фунтов, так как не мог ничего есть. Корреспондента поразило отчаяние жителей трущоб, отсутствие цели в жизни у стольких обездоленных семей.
«Как и остальные жители Нью-Йорка, я мирился с тем, что трущобы имеются в любом большом городе, - пишет он, - но когда я сам очутился в этих трущобах и стал жить бок о бок с массой людей, вынужденных ютиться в антисанитарных, полуразрушенных домах, я понял по-настоящему всю трагедию острой жилищной проблемы.
По свидетельству корреспондента, люди вынуждены платить непомерно большие деньги за грязные, разваливающиеся, вонючие квартиры. Десятки семей живут в такой тесноте, что немыслимо какое-либо подобие личной интимности. Дети спят в ногах у родителей. В одной квартире, состоящей из полутора комнат, живет отец с семью детьми, все они спят на двух двухспальных кроватях. Люди пренебрегают элементарными правилами повседневной гигиены: не причесываются, не чистят зубы, не поддерживают в чистоте одежду, не моются. Мать троих детей сказала корреспонденту, что за восемь лет она ни разу не принимала ванну или душ; своих малышей она моет в раковине на кухне.

Побывавший в трущобах американский публицист, бывший корреспондент газеты «Нью-Йорк тайме» в Москве Гаррисон Солсбери написал книгу о судьбах американской молодежи под названием «Издерганное поколение».
«Я видел, - пишет он, - плохие жилища... Но пока я не вошел в дома Форт-Грина в Бруклине, я никогда не видел лифтов, которыми пользовались бы дети как общественными уборными. Мне и в голову не приходило, что я найду в Америке свежевыстроенные трущобы. Подобный сюрприз ожидал меня в Форт-Грине и в других местах... С какой нечеловеческой силой все наше умение было обращено на то, чтобы создать эти человеческие помойки, до которых далеко нашим вчерашним трущобам».

А ведь эти громадные казармы для обездоленных, где живет более семнадцати тысяч человек, этот рассадник детской преступности, чудовище, пожирающее своих обитателей, заражающее всю округу миазмами, рекламируется как самый грандиозный жилищный массив в мире.

«Эти постройки, - пишет Солсбери, - словно придуманы каким-то извергом для того, чтобы свести семейную и коммунальную жизнь до самого низкого, подлого уровня. Некоторые из новых построек больше похожи на Голгофу и могут только исковеркать, измучить и погубить незадачливых людей, осужденных жить в этой унылой обители для неудачников... Их вредоносное влияние распространяется не только на Нью-Йорк; насилие, которое дает себе волю в Форт-Грине, поднимает волну юношеской преступности во всей стране, от одного ее края до другого...»

Ныю-йоркцы пытаются поднять свой голос против трущоб. Около двух месяцев в 1963 году продолжалась забастовка четырех тысяч квартиросъемщиков города, протестующих против нечеловеческих жилищных условий. Бастующие отказывались платить за квартиры владельцам трущоб в районе Гарлема и требовали предоставления нормального жилья. Забастовка была подавлена. А перспективы стали еще мрачнее: программой жилищного строительства на ближайшие десять лет в

Нью-Йорке предусмотрено построить лишь только 65 тысяч квартир. Не один Нью-Йорк славен трущобами. На десятки миль раскинулись они в Чикаго. Журнал «Форчун» пишет: «Здесь из трех миллионов восьмисот тысяч жителей девятьсот тысяч ютятся в трущобах. Старые полуразрушенные дома района Ист-Сайда в большинстве случаев не имеют ни водопровода, ни канализации. Холодные, сырые, зловонные от неубираемого мусора, они кишат крысами и насекомыми».
В Лос-Анжелосе, по заявлению Совета Конгресса производственных профсоюзов, насчитывается 59 тысяч полустандартных домов, из которых 22,5 тысячи разрушены и запущены до того, что представляют собой угрозу для живущих людей.

Ужасающие размеры приняла нищета в долине Аппалачских гор. «Нью-Йорк тайме» писала в конце 1964 года, что в этом районе, охватывающем десять штатов и простирающемся от Пенсильвании до Алабамы, сотни тысяч американцев существуют в условиях таких лишений, которые обычно ассоциируются со слаборазвитыми странами Африки, Азии и Латинской Америки.

В Америке принято при въезде в небольшой город устанавливать знак - указатель численности населения. Теперь все чаще можно встретить дощечки с перечеркнутыми одна за другой цифрами: 15 000, 10 000,. 5000, 1000...

Всего несколько лет назад калифорнийский городок Найленд называли «зимней томатной столицей мира». Мексиканские компании, использующие в своей стране более дешевый труд, завалили американский рынок зимними томатами по бросовым ценам. И фермеры Найленда покидают насиженные места.
В упомянутом угольном районе Аппалачей есть окружной городок Уэлч. Он когда-то преуспевал как торговый центр. Теперь тысячи шахтеров района, потеряв работу, покинули эти места. В Уэлче закрываются магазины, жители бросают свои дома и отправляются в далекий путь в поисках заработка. А те, кто остался, живут на нищенское пособие муниципалитета.

Не только в городах, но и в сельской местности современный американский пейзаж изобилует полуразвалившимися жилищами. Для сотен тысяч разоряющихся мелких фермеров новый дом - неосуществимая мечта. А двухмиллионная армия сельскохозяйственных рабочих США вообще не имеет никаких жилищ, ютясь как и где попало.. Нередко семьи с малолетними детьми месяцами живут в шалашах.

Хроническая нехватка жилищ в США вынуждает государство принимать некоторое участие в финансировании жилищного строительства, а также гарантировать частные капиталовложения в это дело. Однако в результате гонки вооружений и без того мизерная программа жилищного строительства из года в год сокращается.

Используя крайнюю нужду трудящихся в жилье, частные предприниматели строят за городской чертой, где цены на землю ниже, специальные поселки для рабочих.

Уже в наше время вблизи Нью-Йорка и Филадельфии фирма «Левитт и сыновья» соорудила несколько таких «городков-спален». Подобные поселки, получившие ироническое название «левиттаунов», состоят из стандартных домов одного-двух типов и почти полностью лишены культурно-бытового обслуживания.

По расчетам консультативного совета Национального комитета демократической партии США, при существующих темпах жилищного строительства потребуется по крайней мере 100 лет, чтобы снести трущобы. Но нельзя забывать, что за последнее время трущобы ежегодно увеличиваются на 90-100 тысяч жилых единиц. Американскими экономистами подсчитано, что для расчистки трущоб в масштабе всей страны потребовалось бы истратить 100 миллиардов долларов на протяжении десяти лет. Это значит, что для ликвидации трущоб хватило бы средств, которые тратятся на военные нужды за два года. Однако монополистические круги США предпочитают подготовку к войне, как более выгодное дело.

Такова трагедия обитателей «черных колец» городов «желтого дьявола». Она является прямым обвинением империализму, обрекшему на нищету многие тысячи людей.

Современную Америку недаром называют страной невиданных социальных контрастов. Здесь соседствует нищета трущоб и роскошь особняков власть имущих. Верхушка американской финансовой олигархии владеет богатствами, о которых не могли и мечтать могущественные властители средневековых королевств. Американский журнал «Форчун» сообщал, что в Америке насчитывается 155 человек, состояние каждого из которых оценивается в 50 миллионов долларов и более.

Богатства Рокфеллеров оцениваются в два миллиарда долларов. Немногим уступают им Меллоны. Миллиард долларов покоится в сейфах семейства Дюпонов. Почти столько же имеют Форды.

Двадцать четыре дворца и замка Дюпонов - монополистов американской атомно-водородной и химической промышленности - оцениваются в 150 миллионов долларов; во дворце Пьера Дюпона 200 комнат. Резиденция миллиардера Вандербильда стоит 125 миллионов долларов.

Не только сами богачи, но и их лошади, собаки, кошки живут в хоромах, обставленных с показной роскошью. Известный финансовый магнат П. Морган выстроил мраморные конюшни Для своих лошадей и дворец для собак со специальным парком и прудом для купанья. В Нью-Йорке в красивом доме на углу 80-й улицы и Парк-авеню помещается салон красоты... для собак. Пресыщенные властители Америки привозят сюда на блестящих лимузинах своих любимцев для того, чтобы сделать им маникюр, модную прическу или купить предметы собачьего туалета.

«Нация в 50 раз лучше организована для защиты и обслуживания кошек и собак, чем для обеспечения приличным жильем своих детей» - отмечалось в материалах национальной конференции по жилищному строительству в США.



« Капитализм и жилищный вопрос Где жить? »






 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Озывы  на окна (форум)
Обогреватели отзывы
     


 галерея форума здания.ру - топ просмотров:  реализованные проекты коттеджей с бассейном фото

 

реализованные проекты коттеджей с бассейном фото