Архитектурное бюро Глушкова

Города- спруты

В период, предшествовавший расцвету Древней Греции и Рима, вероятно, не существовало городов, насчитывающих сто тысяч жителей. В 1800 году на земле не было ни одного города, где бы проживало более миллиона человек (без пригородов). Тридцать лет назад таких городов было уже 30, десять лет назад - 60, а сегодня их более 80. Две тысячи городов сейчас насчитывают более ста тысяч жителей.

Численность городского населения земного шара ежегодно растет в среднем на четыре процента. На начало 1964 года она составляла 32 процента всего населения.

Проблема рационального развития городов привлекает к себе самое пристальное внимание градостроителей всего мира. Сущность, значение и пути практического решения этой проблемы совершенно различны для капиталистических и социалистических стран.

Маркс, Энгельс, Ленин в своих бессмертных трудах, наглядно иллюстрируя жестокость эксплуатации человека человеком, часто обращались к критике капиталистического города.

В капиталистическом мире, где все подчинено интересам биржевых магнатов и землевладельцев, прихотям коммерческой конъюнктуры, выросли города-гиганты, население которых продолжает стихийно увеличиваться. В двадцатом веке число жителей Нью-Йорка выросло с 4 до 13,5 миллиона, а в Большом Нью-Йорке сейчас живет 16 миллионов человек и предполагается, что эта цифра в ближайшие годы увеличится еще на 7-8 миллионов. В Большом Лондоне количество населения уже превысило 9 миллионов человек, в Буэнос-Айресе - 7, Чикаго - 6, Калькутте - 5 миллионов.

Из почти 100-миллионного населения Японии более 10 миллионов человек живет в Токио. Население японской столицы увеличивается в среднем на 350 тысяч человек в год. Ожидается, что к 1975 году оно достигнет 15-16 миллионов. Газета «Майнити» писала: «Дома перенаселены, улицы забиты машинами, не хватает воды, жилищ. Городской организм находится на грани паралича. Будущее города, задавленного бременем десятимиллионного населения, омрачено множеством неразрешенных проблем».

Токио непрерывно расширяется и уже сейчас занимает территорию более 200 тысяч гектаров, а с пригородной зоной - около 2 миллионов 700 тысяч гектаров. Окраины города столь велики, что имеют свои собственные окраины. Плотность населения по городу в целом составляет приблизительно 40-43 человека на гектар, в центральных районах она достигает 130-140, а в трущобах 200-250 человек на гектар.

Жители Парижа составляют 35 процентов всего населения страны.

Треть всех датчан живет в столице своей родины.

В городах Австралии сосредоточено 82 процента населения страны, в городах ФРГ - 71 процент, Канады - 70 процентов.

Количество жителей столицы Венесуэлы Каракаса за последние двадцать лет увеличилось в пять раз.

Давно канул в прошлое рабовладельческий строй. Прошли века и тысячелетня. А в современных капиталистических городах по существу осталось то же рабство. Земля, жилища, транспорт, вода и даже воздух- все обернулось против населения в виде непомерно высокой квартирной платы, дороговизны коммунальных услуг, искусственно вздутой земельной ренты, в виде страшных антисанитарных условий.

Зловещие туманы, наполненные ядовитыми газами, печально знаменитые в Лондоне, грозят Парижу, Нью-Йорку, Вашингтону и многим другим крупным капиталистическим городам. Когда вы приближаетесь на самолете к такому городу, то более чем за сто километров видите обволакивающее его сероватое грязное облако. Врачи встревожены: с каждым годом воздушный бассейн городов становится все более смертоносным, здоровье и жизнь населения находятся под угрозой.

На заседании парижского муниципалитета в 1963 году были приведены цифры и факты, свидетельствующие о реальной опасности. Смертность от заболеваний раком легких за последние десять лет удвоилась и продолжает возрастать в среднем на десять процентов в год. Смертные исходы от хронического бронхита, вызываемого отравленным воздухом, стали обычным явлением.

В японском городе Йоккаити крупные нефтехимические концерны отравляют воздух невидимым сернистым газом, разъедающим дыхательные пути. Одна десятая часть жителей двухсоттысячного города больна специфической астмой. В заводском поясе эта пропорция еще больше.

За последние 80 лет произошли коренные изменения в сфере городского транспорта. Появились технические средства передвижения: трамвай, троллейбус, автобус; начиная с двадцатых годов нашего столетия городом завладел автомобиль. Уличное движение для большинства крупных городов мира считается теперь проблемой номер один.

В капиталистических странах зарегистрировано около 140 миллионов легковых автомобилей и автобусов. В ряде районов Нью-Йорка,

Лондона, Парижа пользование автомашинами стало почти невозможным. Нет места для их стоянки, закупорены городские артерии, катастрофически растет число несчастных случаев. Но дело не только в параличе городского движения. Сколько выхлопных газов автомашин добавляется к тому, что попадает в легкие человека из заводских труб вместе с десятью кубометрами воздуха, вдыхаемого им за сутки!

Население многих больших городов серьезно озабочено и проблемой водоснабжения.

Передовые умы человечества уже давно настойчиво ищут выхода из того тупика, в который капитализм завел современное градостроительство.

Еще 450 лет назад выдающийся английский мыслитель-гуманист, один из основоположников утопического социализма Томас Мор в своей книге «Утопия», а спустя почти столетие другой утопист-социалист итальянец Томмазо Кампанелла в книге «Город Солнца» нарисовали картину идеального общества, без частной собственности и социального неравенства, где труд - внутренняя потребность и почетный долг каждого человека. В своем воображении Мор и Кампанелла создали города будущего как нечто совершенно особенное, не похожее на современные города.

Уже в начале нашего века в Англии Эбенезер Говард поднял голос против капиталистического города-спрута, выдвинув в противовес ему идею «города-сада»

Говард предложил построить в центре какого-нибудь земледельческого округа Англии город с населением 32 тысячи человек, где были бы созданы оптимальные условия для работы и отдыха, сооружены удобные красивые дома, применены новейшие достижения инженерных наук и гигиены. Автор доказывал реальность осуществления подобного проекта на основе экономических расчетов. Он утверждал, что создание «города-сада» поведет к строительству других таких городов и тем самым будет приостановлена миграция сельского населения в промышленные центры, а в дальнейшем начнется обратный процесс, так как откроются широкие возможности для развития местной промышленности и целесообразного применения трудовых ресурсов.

По мысли Говарда, собственно город должен занимать лишь центральную часть (около одной шестой) отведенной ему площади, остальная территория должна предназначаться для аграрной зоны.

Говард надеялся на организованный, но добровольный массовый переезд из городов в новые сельские поселения. Он был убежден в необходимости сочетания элементов города и деревни, предполагая, что может быть создана система городов, отделенных друг от друга зелеными сельскохозяйственными поясами, причем большие населенные пункты могут стать «сателлитами» крупных промышленных и культурных центров.

Работы Говарда и его последователей - архитекторов Суассона и Энвина - остались по существу лишь теоретическими рассуждениями. Хотя в 1903 году и был осуществлен проект «города-сада» Летчуорс, а затем в 1920 году построен Уэлвин, в зарубежной градостроительной практике эти идеи не получили широкого распространения. В условиях частной собственности на землю и частного предпринимательства в жилищном строительстве невозможно организованное планирование и финансирование крупных строительных работ.

В наш век ни Райт, ни Аберкромби, ни Сааринен, ни Серт, ни Мамфорд, никто из многих других американских, английских, бразильских архитекторов в своих теоретических работах, посвященных проблемам развития городов, не могли выдвинуть каких-либо реальных предложений по регулированию их роста. Большинство из них вообще пессимистически оценивает города как форму человеческого населения Недаром Сааринен назвал свою книгу «Развитие, рост, упадок и гибель городов». Не менее выразительны названия книги Серта - «Выживут ли наши города?» и работы Ранта - «Безнадежный город». Этот пессимизм - отражение кризиса капиталистического города и буржуазной теории градостроительства.

В газете «Юмаиите» 19 июля 1961 года была опубликована рецензия Марселя Корню на вышедший во Франции сборник «Человек и город». Автор рецензии раскрыл коренные преимущества социалистической системы перед капиталистической, проявляющиеся в сфере градостроительства.

«Если взглянуть на макеты и фото больших ансамблей, сооружение которых в последнее время предпринято в Москве или в предместьях Парижа, - говорится в статье, - то с первого взгляда можно заметить много общего: дома уже не вытянуты фронтом вдоль длинных улиц, они размещаются в зеленых массивах, с наилучшими условиями ориентации, вдали от городского шума; их расположение подчинено единому градостроительному замыслу. И в этом сходстве нет ничего удивительного, оно объясняется самим характером современной цивилизации. Более того, задачи унификации и развитая сборного домостроения как в социалистических странах, так и в капиталистических подчас вызывают одни и те же трудности у архитекторов, стремящихся избежать монотонности в осуществлении своих творческих замыслов.

Таким образом, здесь и там мы наблюдаем определенное сходство градостроительных принципов.

Но как только дело доходит до их реализации, мы сталкиваемся с непреодолимыми препятствиями. Обращает на себя внимание поразительный контраст в осуществлении градостроительных планов в СССР и во Франции. Приведем пример. В 1958 году был объявлен международный конкурс на проект экспериментального квартала в юго-западном районе Москвы. Вот какая задача была поставлена перед участниками конкурса: архитектурно-планировочное решение района, а также типы жилых и общественных зданий должны способствовать наилучшей организации личной и общественной жизни населения района, максимальному вовлечению его в общественную жизнь и производство, уменьшению затрат труда и времени на ведение домашнего хозяйства, совершенствованию форм и методов воспитания детей, развитию физической и духовной культуры жителей...

Итак, мы видим, что речь идет не только о том, чтобы построить по умеренным ценам на отведенном участке определенное число квартир для расселения необходимого количества жителей. Задача сводится к тому, чтобы создать для населения такие жилища, такую материальную среду, которая будет всемерно способствовать расцвету новой жизни, более богатой и полноценной с точки зрения социальной и гуманистической. Не требуется больших доказательств, чтобы понять, что идеалы социализма придают осмысленный характер градостроительству, а структура социалистического общества позволяет разумно осуществить любые градостроительные мероприятия. Когда в Советском Союзе приступают к сооружению нового жилого квартала, то проявляют большую заботу о наиболее целесообразном размещении учреждений культурно-бытового обслуживания, сети инженерного благоустройства и транспорта, зеленых насаждений, участков для школ, яслей, магазинов и т. п...

Почему же у себя во Франции мы не можем следовать этому примеру? Почему столько людей обречено жить в пустынных зонах, лишенных необходимого обслуживания, то есть, по сути дела, непригодных для проживания? Почему обитателям этих мест отказывают в элементарных удобствах, облегчающих жизнь? Почему в этих районах в течение многих лет не строят школ, из-за чего жители лишены возможности обучать своих детей? Почему, наконец, в наших городах из года в год сокращаются площади зеленых насаждений?

В практике советского градостроительства, в новых жилых районах, сооружаемых в советских городах, учет всех этих требований давно уже стал непреложным законом.

А ведь эти вопросы являются альфой и омегой современных градостроительных планов независимо от того, на каких широтах они осуществляются».

И Марсель Корню находит ответ на все эти вопросы.

«Основная причина, - пишет он, - кроется в самом характере нашего общественного строя, в господствующей у нас экономической системе. Для людей неимущих у нас строят жилища, что называется, «у черта на рогах». Стоит ли там заниматься благоустройством, если нельзя извлечь большой прибыли? Что касается участков, удобных с точки зрения градостроительной, то они давно уже стали предметом спекуляции и наживы».

Таков «моральный кодекс» капиталистического градостроительства.

Только социалистический строи дал возможность покончить со стихийностью и хаотичностью развития городов, подчинить это развитие насущным потребностям человека.

В СССР и других странах социалистической системы имеется полная возможность развития производительных сил и проектирования городов в полном соответствии с потребностями промышленности и населения.

Неоглядные горизонты для градостроительства открыл величественный план построения коммунизма в нашей стране, намеченный XXII съездом КПСС.

«Большое значение приобретают градостроительство, архитектура" и планировка для создания благоустроенных, удобных, экономичных в строительстве и эксплуатации городов и других населенных мест, производственных, жилых и общественных зданий», - говорится в Программе КПСС.

Цели и пути советского градостроительства непосредственно связаны с развитием и рациональным размещением производительных сил, с научно-техническим прогрессом во всех отраслях народного хозяйства, с эффективным использованием капитальных вложений.

 

см. ещё:

Урбанистика

Крупнопанельное строительство

Конструктивизм

Индустриальное строительство

Градостроительство

Знание истории градостроительства 

Проекты первых советских генеральных планов городов

Многоэтажное жилое строительство


 



« Где жить? Каждой семье - отдельную квартиру »






 Cерии домов в Москве и области
Конструктивизм зданий
Озывы  на окна (форум)
Обогреватели отзывы
     


 галерея форума здания.ру - топ просмотров:  реализованные проекты коттеджей с бассейном фото

 

реализованные проекты коттеджей с бассейном фото