IPB Установите Flash player для полного просмотра сайта!

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
КРУПНОБЛОЧНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ЛЕНИНГРАДЕ, КРУПНОБЛОЧНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ЛЕНИНГРАДЕ
valen1112
сообщение 14.5.2014, 10:44
Сообщение #1


Мл. сержант
Иконка группы

Квестор
***

Группа: консультанты
Сообщений: 185
Регистрация: 5.2.2014

Фотоальбомы



Репутация: 4


КРУПНОБЛОЧНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ЛЕНИНГРАДЕ

Фото. Рис. Перспектива застройки проспекта имени Сталина в Ленинграде


Фото. Рис. Перспектива застройки проспекта имени Сталина в Ленинграде

Проблема развития крупноблочного строительства представляет собой часть большой общей проблемы индустриализации массового строительства. Прогрессивность крупноблочного строительства заключается именно в том, что он по своей идее является одним из видов заводского домостроения.
Различие между крупноблочными домами и домами крупнопанельными, которые выявились в ходе развития этих двух отраслей заводского домостроения, состоит в том, что капитальные стены из крупноблочных блоков однородны и блоки в стенах выполняют все функции стенового материала. В домах же с панельными и каркасно-панельными стенами те или иные элементы стены выполняют различные функции (каркас, отеплитель и т.п.).

В настоящее время разница между этими системами заводского домостроения исчезает. Практика крупноблочного строительства показала целесообразность дальнейшего укрупнения блоков, которые по своей площади все более приближаются к панелям. В тоже время усовершенствование системы крупнопанельного домостроения ведет к упрощению его конструкций и побуждает перейти к однородным (однослойным) панелям, т.е. к тем же укрупненным блокам.
В Ленинграде большое развитие получило крупноблочное строительство. Наиболее характерная черта данной ленинградской практики - это значительное разнообразие применяемых архитектурно-конструктивных приемов, которые непрерывно, на протяжении почти 25 лет совершенствуются.

Ленинградское крупноблочное строительство прошло различные этапы. Наиболее интересен этап строительства, когда уже был осуществлен переход к применению блоков с готовой наружной фактурой.
Следует подчеркнуть, что в крупноблочном строительстве обязательным должно быть соблюдение основного принципа - соответствия размеров и конструкций сборных элементов комплексу механизации строительства.
Планировочное решение комплекса застройки крупноблочных зданий и архитектурно-конструктивные решения отдельных зданий находятся в определенной зависимости от организационно-производственных форм строительства.

В практике проектирования приходится встречаться с двумя формами этой зависимости.
В одном случае объекты строительства и комплекс механизации (включая оборудование заводов, сортамент их изделий и системы машин) проектируются одновременно, следовательно, система механизации разрабатывается и создается входе проектирования объектов строительства. При этих условиях, естественно, имеются широкие возможности для усовершенствования строительства.
В другом случае комплекс механизации уже существует и должен учитываться при проектировании крупноблочных зданий. Эта форма зависимости практически наиболее часто встречается, поскольку тяжелые механизмы имеют длительный срок амортизации и ими пользуются несколько лет. Само собой разумеется, что в данном случае возможности планировочных и конструктивных решений ограничены.

Принцип заводского изготовления сборных элементов определяет собой ряд существенных особенностей архитектурно-конструктивных решений.
Например, технология изготовления блоков для различных частей здания будет тем экономичнее, чем больше единообразие этих блоков и тираж каждого типа блока.
Это значит, что особо важным условием проектирования крупноблочных зданий является типизация блоков, которая должна обеспечить использование максимального числа одних и тех же типов блоков для возможно большего количества зданий с различными вариантами архитектурной композиции.
В практике ленинградского строительства такая типизация сборных элементов обеспечивалась модульностью размеров частей зданий и блоков, единством шага простенков, наконец, повторяемостью секций, фрагментов и целых зданий.

Правильный выбор абсолютной величины модуля имеет немаловажное значение для сокращения числа типов сборных элементов.
В ленинградском строительстве для кирпичных и крупноблочных зданий принят модуль 40 см. он выбран, исходя из толщины внутренних стен, что следует считать наиболее рациональным.
В работах Ленинградского Научно-исследовательского института коммунального хозяйства еще в 1934 году было установлено, что при определении линейных размеров, подлежащих модулированию, будет правильно исключать толщину наружных стен. Ленинградский филиал Академии архитектуры СССР в своих работах пришел к тем же выводам.
Единство модуля в 40 см, принятого для кирпичного и крупноблочного строительства, позволяет применять для обоих видов строительства ряд однотипных сборных конструкций.

* * *

Величина и количество блоков, последовательность сборки зданий, а также некоторые другие основные технико-экономические условия строительства определяются характером разрезки стен и других частей здания на крупные блоки. Кроме того важным фактором влияющим на качество архитектуры крупноблочного здания, является принятая сетка конструктивных швов на фасадах зданий.

При многорядных системах разрезки капитальных стен, т.е. при четырех-пяти рядах блоков на этаж (по высоте), постелистость блоков и кладка их вперевязку образуют композицию стены, напоминающую привычную рустовку стен, но лишь с камнями увеличенных размеров. В силу этого создается ощущение некоторой немасштабности крупных блоков. Черта эта в равной степени свойственна как четырех-, так и пятирядным разрезкам.
Сопоставляя различные системы разрезки, применявшиеся в Ленинградском крупноблочном строительстве с 1934 по 1950 год, следует отметить индустриальные преимущества четырехрядной системы, хотя вместе с тем она приводит к известной немасштабности блоков. Более частая повторяемость одинаковых рядов в четырехрядной системе сокращает количество типов блоков, а большая величина самих блоков позволяет уменьшить их общее количество на 20-25% (по сравнению с пятирядной системой).

Необходимо сказать, что в практике ленинградского строительства впечатление немасштабности кладки из крупных блоков еще более усугублялось зачастую тем, что крупноблочные здания ставились в ряд с оштукатуренными кирпичными домами.
Попытки уничтожить это впечатление «немасштабности» путем введения ложной (на фактурном слое) разрезки блоков не привели к положительным результатам, так как ложные швы значительно отличаются от конструктивных; фасады получили неархитектоничную трактовку, в то же время количество типов блоков, с введением ложной разрезки, резко увеличилось; увеличились также и трудозатраты.
При укрупненных разрезках наружных капитальных стен характерный рисунок швов кладки не исчезает; он по-прежнему остается фактором, влияющим на внешний облик крупноблочных зданий; однако укрупнение блоков дает более широкие возможности для поисков новых архитектурных решений.

В процессе проектирования разрезки капитальных стен необходимо сообразоваться с размещением и величиной проемов, а также учитывать способ опирания перекрытий на стены.
В зависимости от системы перекрытий, в стенах для их опирания проектируются гнезда или борозды. Распределение горизонтальных швов должно быть таким, чтобы была обеспечена удобная укладка элементов перекрытий и чтобы гнезда или борозды размещались в пределах повторяющихся рядов.


Фото. Рис. Генеральный план района крупноблочной застройки в Ленинграде (проспект имени Сталина, кварталы 13,14,15,19,20 и 21)


Фото. Рис. Генеральный план района крупноблочной застройки в Ленинграде (проспект имени Сталина, кварталы 13,14,15,19,20 и 21)

* * *

До 1950 года средний оптимальный вес блоков был принят 1500 кг. Накопленный опыт в технике и организации монтажных работ позволил затем перейти к применению блоков весом, равным максимальной грузоподъемности имеющихся кранов (три тонны).
Наружные стены зданий из укрупненных блоков в пределах одного этажа разделялись на два горизонтальных ряда блоков. Каждый ряд состоял из однотипных камней: блоков - перемычек или блоков - простенков.
Но оказалось, что прогонная система перекрытий, соответствующая такой разрезке стен, связывает планировку помещений; для того чтобы скрыть прогоны, необходимо было перегородки располагать под прогонами.
Системой, рассчитанной на укладку перекрытий в виде настилов, явилась новая двухрядная система, которая была разработана «Ленпроектом» в содружестве с Ленинградским филиалом Академии архитектуры СССР. (При этом был учтен опыт двухрядной разрезки стен на блоки, примененной в жилом доме, выстроенном в 1941 году на Ленинградском шоссе в Москве архитекторами А.Буровым и К. Блохиным).

При этой системе стена типовых этажей образуется их трех основных видов блоков: блоков-простенков, блоков-перемычек и подоконных блоков.
Применение блоков в виде настилов дает полную свободу в решении планировки этажей. Но если сравнить эти две системы разрезки и сделать подсчеты числа блоков, потребного для одинаковых повторяющихся участков стен, то не трудно будет убедиться, что при двухрядной разрезке из 3-х видов блоков (на этаж) число необходимых блоков возрастает на 30%.
Увеличение числа блоков соответственно снижает их средний вес. Если при двух камнях, образующих элементы стен в этаже, их средний объем равен 1,8м3, а средний вес - 2,7 т, то при разрезке того же участка стены на 3 камня средний объем блоков составит 1,2м3, а средний вес - 1,8 т.
Между тем увеличение числа блоков и уменьшение их среднего объема (веса) не являются желательными, так как приводят к снижению эффективности индустриального метода строительства. В дальнейшем, совершенствуя разрезку стен, надо стремиться к увеличению среднего объема блоков за счет отказа от мелких камней.

Особое значение в индустриальном строительстве имеют типизация и повторяемость элементов.
Все крупноблочные здания в Ленинграде были запроектированы и выполнялись в блоках типизированных сортаментов; это относится как к блокам стен, так и к другим сборным частям здания.
Первый сортамент типовых блоков стен был создан на основании экспериментального строительства опытного дома, осуществленного в 1934 году. Сортамент был составлен для блоков четырехрядной системы при высоте этажа 3,50 м и охватывал все массовые блоки.
Высота блоков была 86 см, а длина - от 50 см до 3000 см.
Этот сортамент практически существовал до 1951 года. Надо здесь отметить, что в 1939 году для строительства жилого массива в 21-м квартале по проспекту имени Сталина был создан аналогичный сортамент, рассчитанный на пятирядную систему.

В настоящее время применяется составленный Институтом «Ленпроект» сортамент массовых блоков для укрупненной разрезки из трех видов блоков на этаж (при высоте этажа 3,30 м). Сортамент включает 70 типов блоков наружных стен, 40 типов блоков внутренних стен и 9 типов блоков для стен с каналами. Этот типовой сортамент широко используется при проектировании зданий.

* * *

Современный технический уровень строительства позволяет выполнять в крупных сборных элементах здания любой архитектурной сложности. Сказанное характеризует только технику крупноблочного строительства. Но ясно что в пластическом решении фасадов крупноблочных зданий надо исходить не только из технических возможностей; необходимо сообразоваться с экономической целесообразностью и с мерой художественной выразительности.

Применение раскреповок, карнизов, тяг балконов и других архитектурных элементов и деталей в строительстве из крупных блоков может найти широкое распространение. Следует, однако, избегать чрезмерного разнообразия этих мотивов, вызывающего потребность в большом количестве индивидуальных изделий, что затрудняет правильную организацию заводских процессов. Некритическое использование традиционных форм каменных зданий осложняет крупноблочное строительство, приводит к ложным неархитектоничным решениям фасадов, снижает архитектурную выразительность зданий.
Декор фасада должен соответствовать разрезке здания на блоки, заводским методам производства блоков. Неправильно запроектированные архитектурные элементы декора могут чрезвычайно осложнить и удорожить крупноблочное строительство.

В Ленинграде применялись три приема выполнения архитектурных деталей фасадов: речь идет о деталях, выполняемых непосредственно на блоках при их изготовлении, о навесных или накладных деталях и, наконец, о деталях закладных. Практика ленинградского крупноблочного строительства показала целесообразность всех трех видов выполнения архитектурных деталей (при различных архитектурных приемах).
В крупноблочном строительстве могут широко применяться лепные детали.
Можно рекомендовать использование разноцветных штукатурок и различных фактурных поверхностей; их применение хорошо согласуется с основными принципами крупноблочного строительства, позволяет добиваться разнообразных архитектурных решений при одних и тех же типоразмерах блоков.
Примененные в последнее время в Ленинграде укрупненные разрезки стен (на блоки весом до 3 т) дали положительные результаты в поисках архитектурного образа жилого дома, осуществляемого индустриальными методами.
Преодолена была немасштабность кладки стен.
Укрупненная разрезка - двухрядная (из двух видов блоков на этаж) - уже не связывается с привычным масштабом обычной облицовки или рустовки стен. Гладкие поля, на которых четко выявляется рисунок разрезки, вызвали необходимость включать в композицию фасадов горизонтальные тяги, соединяющие ряды вертикальных и горизонтальных блоков в группы. Однако еще остался нерешенным вопрос о соразмерности блоков с архитектурными деталями.


Фото. Рис. Корпус 15 в квартале 19


Фото. Рис. Корпус 15 в квартале 19

Другой, уже упоминавшийся нами, тип укрупненной двухрядной разрезки, разработанный Ленинградским филиалом Академии архитектуры СССР в содружестве с Институтом «Ленпроект» (разрезка из трех видов блоков на этаж) и принятый в настоящее время в крупноблочном строительстве на проспекте Сталина, создает тектонический мотив перемычек, а блоки, образующие простенки между окнами, органически входят в архитектурную композицию фасада.


Фото. Рис. Крупноблочный дом с двухрядной разрезкой из двух видов блоков в этаже, корпус 2 в квартале 15


Фото. Рис. Крупноблочный дом с двухрядной разрезкой из двух видов блоков в этаже, корпус 2 в квартале 15


Фото. Рис. Крупноблочный дом с двухрядной разрезкой из двух видов блоков в этаже, корпус 22 в квартале 21


Фото. Рис. Крупноблочный дом с двухрядной разрезкой из двух видов блоков в этаже, корпус 22 в квартале 21

Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома с ложной разрезкой на блоках ..... Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома

Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома с ложной разрезкой на блоках; Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома

Фото. Рис. Фрагмент дома с двухрядной разрезкой из трех видов блоков на этаж ..... Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома с четырехрядной разрезкой

Фото. Рис. Фрагмент дома с двухрядной разрезкой из трех видов блоков на этаж; Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного жилого дома с четырехрядной разрезкой

Архитектурный облик фасадов, выполненных по этому типу разрезки, отвечает характеру жилой застройки и тектонике индустриального строительства.
Но опыт строительства показал недостатки и этой разрезки. Крупные блоки простенков, имея предельные размеры, затрудняют построение выразительной архитектурной композиции, ограничивают размеры шага и ширину окон.
В архитектуре жилой застройки большую роль играют торцы зданий и части стен, не имеющей сплошной сетки окон. В этих участках стен наиболее четко выявляется разрезка блоков. Здесь эта разрезка теряет тему перемычек и уже не имеет архитектонической логики: поставленные тычком тяжелые блоки чередуются с узкими и легкими лежачими блоками.

Особенно ощущается этот недостаток в архитектурно необработанных торцах домов. Но и в торцах, получивших то или иное композиционное решение, разрезка стены вступает в противоречие с архитектурой основных фасадов.
Следует еще отметить, что декор фасадов часто немасштабен, детали или измельчены или излишне крупны. Встречающиеся в практике композиции фасадов крупноблочных зданий, выполненные в формах кирпичных домов, как правило, резко снижают индустриальность строительства и значительно его удорожают.
Имеющиеся в архитектуре крупноблочных зданий Ленинграда недостатки осознаны архитекторами города, которые настойчиво ищут путей дальнейшего развития этой важной отрасли индустриального жилищного строительства.
В целях преодоления этих недостатков, Ленинградское отделение Союза советских архитекторов в 1953 году провело открытый конкурс на проектирование архитектурной композиции фасадов крупноэлементного жилого дома.

В итоге конкурса выявилось большое разнообразие возможных приемов композиции фасадов жилых домов крупноэлементного индустриального строительства. Среди сделанных проектных предложений можно назвать прием решения стены с открытыми швами, при подчинении сетки швов общей композиции фасада; прием с накладными элементами, закрывающими швы или места пересечений швов; прием нейтрализации вертикальных швов путем введения в композицию фасада эркеров и декоративных балконных панелей и ряд других. Они не только не исключат друг друга а, наоборот, при условии единой технологии производства могут помочь найти необходимое разнообразие архитектуры массового крупноблочного строительства.
С дальнейшим развитием технического прогресса (освоением новых эффективных строительных материалов, повышением мощности и степени индустриализации строительства) еще шире и богаче будут перспективы развития архитектуры крупноэлементного многоэтажного жилого дома.

* * *

Технико-экономические и архитектурные принципы строительства крупноблочных зданий требуют организации этого строительства в виде крупных комплексов, состоящих из ряда кварталов. Совершенно очевидно, что постройка крупноблочных зданий на разрозненных участках мало рентабельна, поскольку она связана с установкой тяжелого монтажного оборудования.
В Ленинграде лишь первые крупноблочные дома строились обособленно. Опыт комплексного строительства 13-го квартала по проспекту имени Сталина подготовил почву для перехода к подлинно квартальной застройке. Началом такой застройки является запроектированное строительство 44-го квартала по проспекту имени Сталина.
В планировке этого квартала, в объемном решении его застройки и отдельных зданий учтены особенности организации поточно-скоростного строительства из крупных блоков. Проект обеспечивает повторяемость фрагментов зданий и целых домов.

* * *

Нам представляется, что работа над дальнейшим усовершенствованием крупноблочного строительства должна быть направлена в основном на решение следующих вопросов.
Используя местные сырьевые ресурсы, необходимо расширять ассортимент новых эффективных материалов. Такими материалами могут быть легкие бетоны, созданные на основе керамзита и шлакопемзы (термозита), силикаты, силикальциты и пеносиликаты.
Следует улучшить сортамент блоков и других сборных элементов, устранив при этом недостатки, выявившиеся в практике строительства.
Надо увеличить степень сборности зданий и типизации сборных элементов.
Крайне важно добиться массового перехода к квартальной застройке. Необходимо принять во внимание, что в условиях индустриальных методов возведения зданий и типизации сборных элементов заводского изготовления выдвигаются особые требования к планировке жилых кварталов. Планировка таких кварталов должна допускать минимальную повторяемость отдельных корпусов и их частей, что в свою очередь обеспечит благоприятные условия для дальнейшей типизации сборных элементов, а также упростит процессы сборки.

Важную задачу представляет создание проектов для повторного их применения.
Наконец, необходимо усовершенствовать набор типовых жилых секций с учетом строительства этих секций из крупноразмерных сборных элементов.
В настоящее время чрезвычайно ограничен набор освоенных фактур для наружной отделки зданий, между тем как использование разнообразных фактур может значительно обогатить архитектуру крупноблочных зданий.
Увеличивая объем производства для нужд крупноблочного строительства, заводы, изготовляющие сборные элементы, должны вместе с тем стремиться расширить свои технические возможности и ассортимент изделий.

Весьма важное значение при массовом развитии крупноблочного строительства имеет вопрос о создании универсального парка жестких форм и универсальных форм для изготовления профилированных блоков. Этот парк должен быть создан.
Залогом новых быстрых успехов в крупноблочном строительстве, его решительного подъема и совершенствования является комплексное решение задач архитектуры, конструкций, инженерного оборудования крупноблочных зданий, организации и механизации работ.
Многовековой опыт строительства из кирпича выработал ряд традиционных конструкций и строительных приемов. Это способствовало узкой специализации и разграничению функций архитекторов, конструкторов и специалистов производства.

Новые, принципиально иные методы возведения зданий требуют и новых архитектурно-конструктивных приемов. Тесная зависимость друг от друга архитектурных, конструктивных и производственных проблем в крупноэлементном строительстве настойчиво требует новых организационных форм, новых квалификаций для того, чтобы в ходе проектирования полностью была бы обеспечена комплексная разработка всех возникающих, подчас очень сложных, вопросов.
Крупноблочное строительство находится еще в зачаточном состоянии. Но его значение для индустриализации всего ленинградского строительства очень велико. По существу оно сыграло и продолжает играть роль крупной экспериментальной базы для разработки целого ряда прогрессивных сборных конструкций.

Многие конструкции, применявшиеся первоначально в домах из крупных блоков, например сборные фундаменты, настилы перекрытий, лестничные марши и.т.п., нашли затем широкое применение в массовом кирпичном строительстве Ленинграда.
Это же можно сказать и в отношении ряда монтажных механизмов.
Все это вместе взятое должно побудить нашу архитектурно-строительную общественность придать особое значение вопросам дальнейшего развития этого индустриального вида строительства.

* * *

Значительное количество построенных из крупных блоков и заселенных многоэтажных жилых домов позволяет сделать некоторые выводы и в отношении их эксплуатационных качеств.
Проведенное ленинградским филиалом Академии архитектуры СССР в 1953 году обследование находящихся в эксплуатации жилых домов из крупных блоков в Ленинграде и крупнопанельных в Москве и Магнитогорске позволило выявить положительные и отрицательные качества эксплуатируемых зданий.
Планировки квартир и секций в выстроенных индустриальных жилых домах не отличаются существенно от типовых планировок, выполненных для массового строительства, и являются достаточно удобными.

Фото. Рис. Установка крупноблочного балкона

Фото. Рис. Установка крупноблочного балкона


Фото. Рис. Архитектурные детали, выполненные на блоках


Фото. Рис. Архитектурные детали, выполненные на блоках

Теплотехнические качества ограждающих стен большинства домов индустриального строительства (при отсутствии дефектов сборки) вполне достаточны. Сказанное относится и к ленинградским крупноблочным домам из шлакобетонных блоков, при толщине стен в 50 см, и к жилым зданиям из железобетонных панелей с отеплителем из пенобетона, с общей толщиной конструкции в 30 см, выстроенных в Москве и Магнитогорске.


Фото. Рис. Генеральный план крупноблочной застройки. Квартал 44


Фото. Рис. Генеральный план крупноблочной застройки. Квартал 44

Характерным недостатком крупноблочных домов постройки 1950-1953 гг. в Ленинграде и крупнопанельных домов на Хорошевском шоссе в Москве, где применены настилы перекрытий шириной меньше комнат, являются трещины на потолках по швам между панелями.
Второй недостаток - звукопроводность и воздухопроводность этих перекрытий, что вызывает также нарушение теплового режима домов (этих недостатков нет в магнитогорских крупнопанельных домах, где применены панели перекрытий и панели перегородок размерами на комнату).
Некоторые эксплуатационные недостатки зданий индустриального строительства являются результатом полукустарного производства элементов на заводских установках, а также следствием небрежности при сборке зданий.
Так, например, ряд недостатков ленинградских крупноблочных домов был вызван тем, что сборка зданий проводилась из блоков, выпускаемых с завода без достаточной просушки; это вызвало появление сырости в виде влажных пятен на стенах.
Как показали наблюдения, при нормальном режиме зданий сырость постепенно исчезает.
Для предотвращения появления трещин в сборных перекрытиях и для устранения излишней звукопроницаемости необходимо перейти на элементы (панели) перекрытий размерами на комнату. Элементы перегородок для лучшей звукоизоляции помещений следует делать также размерами на комнату и достаточно звуконепроницаемыми.
Чтобы ликвидировать продуваемость стен у оконных проемов и устранить возможные дефекты в заделке швов между блоками, следует вести дальнейшую работу по укрупнению стеновых блоков с заводской установкой оконных рам в блоки. Надо шире применять планировки секций, предусматривающие расположение поперечных стен и перегородок против швов наружных стен.
В целом удовлетворительные эксплуатационные качества выстроенных и заселенных домов индустриального строительства, сокращенные сроки возведения зданий, прогрессивность индустриальных методов строительства, обеспечивающих высокую производительность труда, - все это дает основание для широкого внедрения индустриального домостроения в практику жилищного строительства.

ПРОГРЕССИВНАЯ ПРАКТИКА

Массовое строительство крупноблочных домов в Ленинграде представляет собой передовое, подлинно прогрессивное явление, значение которого выходит за пределы только этого вида строительства.
Строители города Ленина не только использовали лучшие достижения довоенного крупноблочного строительства Москвы, начатого еще в 1927 году, но и умножили их. Отрадно, что крупноблочное строительство в Ленинграде не застыло на одном месте, а расширяется и постепенно совершенствуется.
Надо отметить массовость и комплексность крупноблочной застройки, которая компактно ведется в кварталах проспекта имени И.В. Сталина, расположенных в непосредственной близости от завода крупных блоков.
Положительной чертой является стремление ленинградских строителей применять типизированные сортаменты крупных блоков в сочетании с индивидуальными фигурными блоками. Эти и другие мероприятия позволили снизить стоимость крупноблочных зданий по сравнению с аналогичными зданиями из кирпича в среднем на 10%.

Поучительно и то обстоятельство, что крупноблочное строительство в Ленинграде не противопоставляется крупнопанельному как это к сожалению, имело место, например, в Москве, где крупноблочное строительство, в силу неправильного отношения к нему со стороны строительных органов Моссовета, фактически было приостановлено.
Нынешняя практика крупноблочного строительства в Ленинграде, где в массовом количестве применяются сборные фундаменты, крупные стеновые блоки, высотой в один этаж, железобетонные панели перекрытий пролетом 6,40 м, сборные лестницы, сантехнические блоки и т. д., достаточно убедительно свидетельствует о том, что две такие родственные ветви сборного строительства, как крупноблочное и крупнопанельное фактически сливаются в одну.
Вполне естественно, что крупноблочное строительство в нашей стране проходило через те же основные этапы, через которые прошла вся советская архитектура.
Так, например, здания, построенные из не офактуренных шлакоблоков инженерами Д. Альперовичем и И. Трофимкиным в 1931-1932 годах, характеризуются схематизмом и упрощенчеством, чертами, которые можно было нередко наблюдать и в других сооружениях тех лет.

Иными уже были здания из офактуренных шлакоблоков, построенные после 1934-1935 годов. Явственно ощущалось стремление авторов перейти к активному освоению классического наследия. Пластика зданий стала богаче, внутренняя отделка отличается более высоким качеством. К таким сооружениям можно отнести дома, построенные по проектам архитекторов И. Чайко, С. Васильковского, Б. Журавлева, Б. Серебровского, Д. Кричевского и других.
Надо, однако, отметить, что здания, построенные в самые последние годы, характеризуются, к сожалению, излишней сложностью архитектуры, некоторой перегрузкой декоративными навесными или приставными деталями. Так, четвертый корпус квартала №20 на проспекте имени И. В. Сталина неоправданно «украшен» коллонадами с перголами (архитекторы А. Гегелло и В. Васильковский), усложнены архитектурные формы и детали корпуса №20 в квартале №13 (архитекторы Б. Журавлев, А. Кац, В. Васильковский).

Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного дома в квартале 20 на проспекте имени Сталина в Ленинграде

Фото. Рис. Фрагмент крупноблочного дома в квартале 20 на проспекте имени Сталина в Ленинграде

В любом виде строительства внешнее украшательство является свидетельством неорганичности архитектурно-художественных средств.
Тем более оно должно быть чуждо сборному индустриальному строительству, являющемуся крупнейшей лабораторией, где могут и должны быть найдены новые средства архитектурной композиции, передовой позицией нашего архитектурного фронта, где новое в борьбе со старым, со всем тем, что пришло в несоответствие с современной техникой и нынешними возможностями строительства, должно проявить себя с особенной силой. Если учесть что крупноблочное строительство (как и крупнопанельное) способно оказать серьезное и прогрессивное воздействие на развитие нашей архитектуры, то легко понять, как важен для нас каждый успех на этом участке архитектурно-строительной деятельности и как досадна каждая ошибка.
Вопрос об архитектурной направленности в сборном строительстве - это вопрос большой и принципиальный. Нельзя, например, согласиться с такой «направленностью», когда архитектор, строящий жилые дома из крупных блоков, все время пользуется той же неизменной палитрой средств, что и при строительстве из кирпича. Это не способствует развитию архитектуры, тормозит индустриализацию строительства.
Точно также надо возражать против попыток оторвать сборное строительство от сложившихся в нашей жилищной архитектуре прогрессивных традиций и приемов, от жанровых признаков, которые должны быть свойственны жилому дому безотносительно от того, выполнен он из кирпича, из блоков или панелей.

Несмотря на специфику строительства из крупных блоков, архитектор и здесь не только вправе, но и должен оперировать такими средствами, как членение фасадных стен, оконные наличники, балконы, эркеры, т.е. всеми теми элементами, которые присущи организму многоэтажного жилого дома. Между тем уже наблюдаются отдельные попытки в сборном (в частности крупнопанельном) строительстве разработать такие новые конструкции и методы возведения жилого дома, которые лишают дом его типических признаков или обедняют его архитектуру.
В свете поднятых вопросов большой интерес представляет ленинградская практика крупноблочного строительства. Можно утверждать, что ленинградские архитекторы стоят на правильном пути, стремясь органически использовать в сборном строительстве типические архитектурные элементы и детали, неотъемлемые от организма жилого дома. Но как ни значительна проводимая ими работа, в ней имеются некоторые принципиальные недостатки, о которых хотелось бы поговорить.

Отдельные ленинградские крупноблочные дома, построенные в последнее время, перегружены ненужными, неоправданно примененными декоративными элементами. Так, например, композиция общежитий в кварталах №15 и 21 целиком построена на применении навесных деталей. Нельзя признать удачной компоновку строящихся сейчас зданий в квартале №20, главные фасады которых перегружены рядом приставных пилястр, затемняющих к тому же окна второго этажа.
Нам представляется, что стремление утяжелить крупноблочную стену, насытить ее такими формами и деталями, как массивные колонны, сложные карнизы, тяги, сильные русты, тяжелые замковые камни, не может быть признано верным. Эти формы и детали, сложившиеся в каменном строительстве, основанном на постелистой кладке, не органичны для крупноблочной стены и совершенно не соответствуют индустриальным методам возведения крупноблочных домов. Здесь уместно вспомнить, что и московские архитекторы не смогли добиться удовлетворительных архитектурно-художественных композиций в тех случаях, когда они прибегали в крупноблочном строительстве к формам тяжелой каменной постелистой кладки. В отдельных же работах ленинградцев отрицательное влияние форм, присущих толстой каменной стене, ощущается еще более явственно.

Характерно, что в самой практике крупноблочного строительства (если говорить о работе строителей и заводов, обслуживающих это строительство) наблюдается настойчивая тенденция полностью отказаться от постелистой горизонтальной кладки. Тем труднее согласиться с теми архитекторами, кто еще пытается сохранить присущие этой кладке архитектурные формы, как-то примирить их с требованиями сборного индустриального строительства. Видимо, здесь сказывается сила инерции, привычки, робость в поисках новых архитектурных форм, соответствующих структуре относительно тонкой крупноблочной стены, ее специфике.

Фото. Рис. Схема двухрядной системы разрезки из 2-х элементов ....... Фото. Рис. Схема двухрядной системы разрезки из 3-х элементов

Фото. Рис. Схема двухрядной системы разрезки из 2-х элементов; Фото. Рис. Схема двухрядной системы разрезки из 3-х элементов

В крупноблочном строительстве сейчас наибольшее распространение получила двухрядная система кладки, состоящая из трех элементов; простенка, перемычки и подоконника. Как известно, эта система впервые была применена в Москве, в 1940-1941 годах при строительстве жилого дома №25 по ленинградскому шоссе. В 1950-1951 годах она была переработана Ленинградским филиалом Академии архитектуры СССР (руководитель этой работы проф. С. Васильковский) и Ленпроектом (Б. Журавлев, А. Кац, Н. Дюбов и др.). данная архитектурно-конструктивная система позволила не только свободно компоновать план крупноблочного дома, достаточно хорошо решать его интерьер, но и оказала определенное влияние на дальнейшую индустриализацию массового кирпичного строительства, позволив использовать в нем сборные укрупненные элементы перекрытий и лестниц.

Это говорит в пользу той работы, которую проводят ленинградские архитекторы. Но, применяя эту систему, они ее не совершенствуют. Более того, может создаться впечатление, что ленинградские архитекторы удовлетворились этой системой и не ищут новых приемов разрезки. Между тем двухрядную (трехэлементную) систему кладки удалось покуда, что использовать с удовлетворительными результатами лишь для частей окон с оконными проемами. Иначе обстоит с глухими частями стен. Во всяком случае, в ленинградской крупноблочной застройке, к сожалению, почти нельзя встретить примеров удовлетворительного приема обработки участка глухой стены, в частности торцовых фасадов.

То, что сделано в этом отношении в застройке кварталов №13 и 20 по проспекту имени И. В. Сталина, нельзя считать приемлемым. Вертикальные открытые швы на гладкой поверхности создают неприятное для глаза членение стены, лишают ее целостности. Эти швы к тому же требуют специальной заделки изнутри. Таким образом, использованный прием не помог получить приемлемую композицию торцового фасада и оказался неудовлетворительным (многодельным) при решении вопросов внутренней отделки квартиры. Можно утверждать, что, например, интересно задуманный ансамбль квартала №13 в значительной мере испорчен неудачной обработкой торцовых фасадов.
Более правильным представляется прием креповки глухих стен торцовых фасадов, использованный архитектором И. Чайко для общежитий в кварталах №15 и 21. Здесь также был применен вариант двухрядной системы разрезки, однако архитектор Чайко отказался от мысли придать глухой крупноблочной стене подчеркнутую монументальность, и использовал при обработке торцов своеобразную креповку, при которой вертикальные швы стены оказались зрительно оправданными.

О недоработанности двухрядной системы разрезки можно судить и по неудачным решениям фасадных стен лестничных клеток, где для блоков также еще не найдена масштабная разрезка.
Общий относительно высокий уровень индустриализации жилищного строительства в Ленинграде и удачно разработанные ленинградскими архитекторами типовые секции со средней продольной несущей стеной позволяют применять одни и те же сборные элементы перекрытий, лестниц и перегородок как в кирпичном так и в крупноблочном строительстве.
Применение средней продольной стены и перекрытий типа настилов позволяет достаточно свободно компоновать план здания. Однако нельзя согласиться с буквальным повторением в крупноблочных домах секций, разработанных для кирпичных стен, как бы хороши сами по себе ни были эти секции.

Применение типовых секций, рассчитанных в своей основе на кирпичные стены, естественно приводит к ряду недостатков не только в архитектуре крупноблочного здания, но и затрудняет проектирование, производство и монтаж блоков. Неудивительно, что в некоторых зданиях (например, в квартале № 13) наблюдается механическая, неоправданная перебивка ритма блоков и несовпадение типов блоков на главном и заднем фасадах. Это не только внешне ухудшает архитектуру крупноблочного здания и усложняет монтаж, но и увеличивает число типов сборных элементов.

Вопрос о секциях для крупноблочных домов назрел давно. Сейчас Горстройпроект приступил к разработке типовых секций и серий домов, в которых предусмотрены отдельные специальные варианты для кирпичных крупноблочных и крупнопанельных стен. Однако и сейчас, пока эта работа еще не завершена, не следует применять в крупноблочном строительстве обычные типовые секции без их достаточной переработки.
Нельзя обойти вниманием и вопрос о качестве изготовления блоков и их монтажа. Качество ленинградского крупноблочного строительства сейчас, к сожалению, снизилось. Наблюдается плохая звукоизоляция, неудовлетворительная внутренняя и наружная отделка. Снижение качества объясняется не только несовершенным оборудованием завода крупных блоков, где формовка блоков до сих пор зачастую ведется в устаревших неточных деревянных формах, но и неудовлетворительным авторским надзором, а также снижением требований к качеству формовки и монтажа.

Надо полагать, что эти очевидные недостатки будут устранены. Этого тем более легко добиться, что в Ленинграде в скором будущем войдет в строй новый завод крупных блоков с более совершенным оборудованием. Однако при проектировании и строительстве этого завода необходимо, по нашему мнению, предусмотреть такую технологию и в частности такое формовочное хозяйство, которое обеспечило бы выбор нескольких систем разрезок. Надо учесть, что система разрезки крупных стеновых блоков неизбежно накладывает свой отпечаток на облик строящихся зданий. Практика ленинградского строительства показывает, что нельзя добиться достаточного разнообразия архитектуры крупноблочных зданий, если в распоряжении архитектора имеется один, жестко ограниченный, сведенный к минимуму типоразмеров блоков вид разрезки.


Фото. Рис. Крупноблочный жилой дом в квартале 13 на проспекте имени Сталина в Ленинграде


Фото. Рис. Крупноблочный жилой дом в квартале 13 на проспекте имени Сталина в Ленинграде

* * *

На ленинградском заводе формовка блоков производится лицевым слоем вверх, что по условиям технологии требует последующей обработки фасадной фактуры. Такая обработка производится путем наковки (бучардовки) фасадной поверхности, вследствие чего поверхность блоков становится пористой. Такая фактура быстро загрязняется, здания заметно темнеют и после небольшого срока эксплуатации уже нуждаются в очистке пескоструйным аппаратом. Нам представляется, что для условий Ленинграда более практичной была бы гладкая фактура, поверхность которой меньше загрязняется от осадков и дыма.
Следует высказать удивление по тому поводу, что ленинградские строители почти совсем не применяют комбинированных цветных фактур декоративных бетонов, между тем как в климатических условиях Ленинграда активное применение цвета весьма желательно. На это прямо нам указывают примеры русского классического зодчества в самом же Ленинграде.

К ряду проблем крупноблочного строительства, нуждающихся в дальнейшей разработке, относится также и проблема снабжения сырьем и в частности шлаком. Этот вопрос возникает в связи с широким использованием шлака во многих отраслях народного хозяйства, а также в связи с совершенствованием системы топки на многих предприятиях, когда после сгорания образуется не шлак, а золы.
Поэтому возникает необходимость изыскания новых материалов и использования для производства крупных блоков золошлакобетона, ячеистого бетона, керамзитобетона, а также переработки шлака в более эффективные материалы.

Некоторый опыт переработки шлака уже имеют ленинградские технологи, где по предложению инженера Н. Максимовского около двух лет шлакобетонная масса получается в специальной установке, в результате чего изготавливаются блоки лучшего качества с меньшим расходом цемента. Ленинградские инженеры в содружестве с эстонскими разрабатывают также способы использования сланцевых зол для получения блоков.
Необходимо шире развернуть работу по облагораживанию шлаков и изысканию новых видов сырья в других городах и в первую очередь в Москве, где возможности для производства крупных блоков не меньше, чем в Ленинграде.

Авторы архитекторы А. Чайко и К. Халтурин
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 8.12.2016, 11:02

Мы в соцсетях! Отказ от ответственности