IPB Архитектурное бюро Глушкова

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
ЧТО ТАКОЕ ПЕРСИ ПСКОВА
Arnold
сообщение 4.8.2010, 7:59
Сообщение #1


пользователь
Иконка группы

Участник
*

Группа: консультанты
Сообщений: 6
Регистрация: 20.7.2010

Фотоальбомы



Репутация: 0


ЧТО ТАКОЕ ПЕРСИ ПСКОВА

Г. Я. МОКЕЕВ

Давно исчезнувшее из обиходной русской речи славянское слово «перси» (грудь человека или коня, «прьсист» — широкогрудый) встречается в древнейших записях некоторых, главным образом, псковских лепотисей, в качестве строительного термина. Упоминаются перси впервые под 1065 г., затем несколько раз в известиях XIV—XV вв., а после 1466 г. они исчезают из хроник навсегда. Характер летописных записей оказался, однако, настолько нечетким, что определить по ним сущность перси было чрезвычайно трудно. Это хорошо демонстрируют самые разнообразные и нередко противоречивые гипотезы, накопившиеся к настоящему времени. Так, Е. Болхо- внтинов и И. Годовиков принимали за перси зубцы или гребень на оборонительной стене Пскова против алтаря Троицкого собора Ф. Ласковский — полукруглые выступы или контрфорсы с наружной стороны стен 2; А. Никитский, И. Василёв, С. Цвылёв — южную стену псковского детинца с воротами в ней 3. В. Даль объяснил перси как выступы городской стены рода бастионов4 ; И. Срезневский — как парапет или бруствер стены 5. Н. Окулич-Казарин писал, что «некоторые исследователи местной (псковской — Г. М.) старины считают персями все стены детинца, кроме южной, т.е. граничащей с Довмонтовой крепостью; другие наоборот, именно только эту южную стену»6. С. А. Тараканова определила перси как «первоначальные каменные укрепления (псковского — Г. М.) Крома, послужившие фундаментом для крепостных стен»7; В. В. Шперк — как полукруглые выступы стен, предназначеш? Прообразы капониров и бастей, при этом добавляя, что «персями» или «першами» назывались иногда зубцы на городских стенах *8. М. Г. Рабинович принимал за перси часть городских стен Пскова 9; Д. Жеребов и Е. Майков — круглые выступы для фланкирующего обстрела типа ронделей 10.

Наконец, в 1956 г. новую попытку выяснить сущность перси предпринял П. А. Раппопорт, который специально для этой цели исследовал известия летописей. Отметив, что термин «перси» встречался только в Пскове и, возможно, был именем собственным, он определил, что «перси кромскыа» были «напольной оборонительной стеной Псковского детинца, которая защищала его с наиболее угрожаемой стороны и была фасадной стеной, где располагались ворота детинца» *11. Вывод совпал с гипотезами известных исследователей псковской старины А. Никитского, И. Василёва, С. А. Цвылева.

Ныне эта расшифровка стала общепринятой, свидетельством чего являются употребление термина в указанном последнем значении Г. П. Гроздиловым *12, Н. Молевой 13, Б. С. Скобельциным, Н. С. Храбровой 14, попытки описания памятника Ю. П. Спегаль- ским lS. В 1953 г. Псковские научно-реставрационные мастерские выполнили консервацию южной стены Крома, возведенной в 1864 г. на развалинах стены XV в. Археологических раскопок или детальных обследований древних частей стены не проводилось, если не считать попытки Г. П. Гроздилова проникнуть в 1960 г. небольшой разведочной траншеей к ее основанию *16.

Казалось, загадочный термин расшифрован и памятник реставрирован. Однако, если вместо термина «перси» подставить в летописные тексты «напольная оборонительная стена Псковского детинца, где располагались ворота », то обнаружится определенное несоответствие между такими текстами и натурой. Так, псковичи никогда не строили побережных стен Крома и Довмоитова города «от» персей, не примыкали их «к» персям, что было бы неизбежным, будь они «напольной оборонительной стеной детинца». Указанные стены строились «против» персей (1407 г.) или «у» персей (1452 г.), оставляя памятник внутри города. Более того, при возведении крепостных стен псковичи не только не касались персей, по строили эти сооружения всегда разновременно. Например, в 1452, 1458, 1462 гг. была сначала окончена перестройка всех побережных стен Крома и Довмонтова города и только после этого в 1463 г. псковичи «почаша де- лати прьси в Домантове стене»17. В 1337, 1393—1394; 1421 —1426 гг. перси перестраивались безотносительно к каким-либо побережным стенам, точно так же, как и эти последние в 1401 — 1402, 1404 гг. — безотносительно к персям. Наконец, ворота Великие и Смердьи, расположенные в местах сопряжения южной стены Крома со стенами побережными, очевидно, также не находились в персях, иначе побережные стены сопрягались бы здесь с ними, а не находились бы «у» или «против» них.

Кроме того, если перси — крепостная стена с наиболее угрожаемой стороны Крома, с приступа, то почему в «железном городе» Изборске не появилось такого термина? Ведь там «каменная грудь» города не уступает по мощности кромской в Пскове. А в Вороначе, где вообще не было каменных стен, были перси 18. Оказывается, термин не был «чисто псковским», а имел тенденцию к нарицатель- ности, обозначал он не оборонительную стену, как таковую: иначе, как нарицательный, он употреблялся бы в Изборске, Порхове, Ладоге и других крепостях ярко выраженного мысового типа.

Этот экскурс имеет прямое отношение к самой сущности термина «перси». В 1466 г. в Пскове была возведена на юге Крома самая мощная за все времена оборонительная стена высотой более 20 м, и термин должен был сохраниться на века. Однако после этой перестройки термин «перси» навсегда исчез. Возведение южной крепостной стены Крома явилось своеобразным «уничтожением» перси.

Снова, как и прежде, перси предстают перед нами неразгаданной загадкой древнерусских летописей. Целью предлагаемой небольшой работы является новая попытка разгадать ее.

Термин «перси», встречающийся в записях псковских летописей XIV—XV вв., употреблялся псковичами, по-видимому, как имя собственное, перешедшее в это качество еще ранее из термина нарицательного — строительного. Хотя в летописях имена и прозвища, как и остальные слова, писались с маленьких букв, все же о последнем можно судить по контексту сообщения псковской первой летописи (ПЛ1), 1393 г. «заложиша псковичи перси оу крема стеную». Определение «стеную» относится здесь не к термину «перси», а к его мысленному переводу, слову-синониму «грудь». Летописец как бы «мыслил» уже новым словом, но не смог заменить старое слово, так как оно было, видимо, закрепившимся за объектом издревле прозвищем.

Где же находились перси Пскова и что они собой представляли? В Псковской первой летописи под 1463 г. записано: «псковичи почаша делати стену новую на Креому на Персех в Домантове стене». Судя по этому сообщению, перси принадлежали Крому, но строительство велось со стороны Довмонтова города. Следовательно, они действительно были пограничным сооружением между указанными градообразованиями. Более того, псковские летописи указывают на стеновой характер сооружения. Так, например, во второй летописи (1424 г.) говорится: «...кончана бысть стена камена перси кромскыа», а в первой (1426 г.) —«Повесиша колоколн на новой стене на персех...» На этой стадии анализа лето- писны.х данных остановился П. А. Раппопорт, поспешив сделать окончательные выводы. Однако перси — это не только стена, пограничная с Довмонтовым городом. Чтобы убедиться в этом, обратимся к летописям и плану псковского Крома (см. рисунок). Псковская первая летопись (1452 г.) сообщает: «Псковичи оурядиша стену камену в городе на Креому оу персей, от Великих ворот, возле всхода, до Малых ворот и в той стене оучиннша пять погребов ». Псковская вторая летопись дополняет: «Поставлена бысть стена новая на Крому в охабни и оучиниша в ней погреби от Пскове межи ворот».

Псков. Схема южной части Крома.


По плану видно, что побережная стена Крома 12, перестроенная в 1452 г., шла от Великих ворот 10 на север, за Троицкий собор, до Малых ворот. Стена шла в сторону от южной стены. Интересным и важным топографическим элементом в приводимом известии является то, что стену 1452 г. «урядили» не «от» персей, а «у» персей, т. е. около них или рядом с ними. Следовательно, рукавчатый захаб (охабень) Великих ворот состоял из крепостной стены снаружи и персей внутри. Между стенами «в охабни» действительно имелся всход (пандус) от низкорасположенных Великих ворот на Кромской холм «на город » (перепад отметок около 8 м). Таким образом, перси — это не только стена, пограничная с Довмонтовым городом, но и внутренняя стена захаба Великих ворот. Сторону Крома от Псковы псковичи рассматривали в градостроительном и конструктивном отношении как симметричную стороне Крома от р. Великой. Действительно, с обеих сторон имелись ворота (Великие и Смердьи) с кострами (башнями) наверху, рукавчатые захабы...

Летописи даже ясно говорят о такой симметрии. Псковская третья летопись (1462 г.) утверждает: «Заделаша псковичи прясло стены на Крому от Великиа реки и врата на рекоу врядиша, а сторонныа стены в вышиноу надделаше, подле Великоую рекоу, от Коутняго костра да и до Смердьих ворот, как с дроугой стороне взделано прежде тако же в вышиноу от Пскове реке». Эта симметрия позволяет говорить о том, что персями являлась также внутренняя стена захаба Смердьих ворот — как с другой стороны от р. Псковы (см. рисунок). Помимо этого доказательства имеются другие. Так, данные «метода подстановки понятий », приведенные здесь ранее, позволили говорить о том, что перси при перестройках побережных стен всегда оставались внутри города, что Великие, а значит и Смердьи ворота, уже не принадлежали персям. Все это полностью совпадает с новыми заключениями и подтверждает их правильность. С точки зрения «захода» перси внутрь рукавчатых захабов интересна аналогия с Из- борском. По принципу организации системы обороны в целом Изборская крепость является точной копией псковского Крома и построена псковичами полностью по его образу и подобию. Приступная стена Изборской крепости переходит по краям во внутренние стены рукавчатых захабов Никольских и Талавских ворот. Сооруженная задолго до захабов, стена эта монолитна конструктивно и принципиально тождественна по плану псковским персям, появившимся, надо полагать, как единый монолит задолго до захабов Смердьих и Великих ворот и ранее самих этих ворот как наружных выходов из захабов (в Изборске эти поздние наружные выходы даже не получили специальных названий). Кроме того, перси Пскова упоминаются впервые под 1065 г. (Новгородская четвертая, Тверская и другие летописи), а известие Степенной книги о постройке Великих ворот относится к 1192 г.*.

Перси без захабов, без ворот по сторонам (во всяком случае без Великих ворот) существовали 130 лет (срок не маленький) и мы не вправе ограничивать их размер воротами. Правильность сделанных выводов подкрепляет еще одно суждение. Если перси — стена, пограничная с Довмонтовым городом, расположенная под Кромским холмом, то при возникновении она должна была как-то соединяться с ним и составлять единое градостроительное целое. Позднейшие по времени нижние побережные кромские стены, т. е. наружные стены захабов ворот, не были такими связками. Следовательно, стена, пограничная с Довмонтовым городом, соединялась с Кромом посредством внутренних стен-связок захабов ворот. Южная часть перси плавно переходит в эти стены, составляя с ними единое подковообразное в плане сооружение. Все приведенное позволяет окончательно установить, что перси Пскова — подковообразное в плане стеновое сооружение, примыкавшее своими краями к Кромской скале с юга. Это и была каменная «стенная грудь Крома». Теперь сделаем попытку уяснить содержание понятия перси Пскова. В Псковской первой летописи под разными годами приводятся следующие сообщения: 1393 г. — «Заложиша псковичи перси оу Крома стеную»; 1394 г. — «Кон- чаны быша перси оу Крома...»; 1421 г.— «...начаша делати перси оу Креома»; 1424 г .— «Свершены быша перси оу Креома...», 1463 г.—-«...псковичи почаша делати стену новую на Креому, на персях в Домантове стене »; 1465 г. — «...совершиша псковичи перси оу Креома...» Уже давно была высказана мысль, что в указанных известиях речь идет о надстройках сооружения и о прикладках, или росте его в толщину, причем, судя по сообщению 1463 г., только в сторону Довмонтова города. С. А. Цвылёв считал, например, что «южная стена Кремля была вынесена вперед от древней стены «Персей» в 1425 г. на расстояние 2—3 сажени» 19. С этим нельзя не согласиться. Когда в 1427 г. обрушилась прикладка 1424 г., колокольницу ставили на старой стене, т.е. на стене 1394 г. Следовательно, то, что издревле носило прозвище «Перси», находилось в XIV—XV вв., как и сегодня, за оборонительной стеной, а эта последняя выросла в результате многочисленных прикладок к древней основе. Логично и другое: древнейшее сооружение было не столь высоким. Оно не вздымается вверх, а скрыто под землей. Вот почему перси нельзя рассматривать как обычную оборонительную стену. В Вороначе персями называли повышенный на приступе посредством отсыпки вала из земли рва (отрезающего мыс городища от материка) передний, «лобовой» склон холма («грудь» города). Перепад отметок скального основания в псковском Крому у колокольни перед Троицким собором и у скального основания возле Гребли в Довмонтовом городе не превышает 4—5 м. Древнейший склон Кромского холма «на приступе» был, оказывается, довольно пологим (что можно видеть сегодня в захабе Смердьих ворот).

Перси явились тем сооружением, которое сделало круче и выше этот склон. Таким образом, перси были «стеновой грудью» Крома, искусственным склоном Кромского холма «на приступе» и, следовательно, подпорной стеной. Засыпанная изнутри грунтом, она позволила продлить холм на юг и стала такой же его «грудью», как и в псковском пригороде. Перси явились, таким образом, прямым «детищем» естественных обрывов кромского холма. Под 1065 г. перси Пскова упоминаются как сооружение, уже существовавшее и широко известное. Появилось оно, конечно, раньше. Учитывая возможности Пскова того времени и каменного строительного дела на Руси, можно высказать предположение, что перси были сначала по своей конструкции щебеночно-зем- ляным валом, облицованным с наружной стороны камнем (может быть, на глиняном растворе), взятым из пробиваемого перед ними в скале рва (Гребли). В дальнейшем, посредством переделок лицевой части, возведения прикладок на известковом растворе, они приняли тот вид, какой нам известен сегодня. В этой связи становятся яснее фразы летописцев, особенно, если заменить там славянский термин «перси» на современный «грудь»: «Заложиша псковичи грудь оу Крема стеную» (1393 г.) или «псковичи почаша делати стену новую на Креому на груди в До- мантове стене» (1463 г.). На «груди» Крома делали новые стены подобно тому, как грудь воина закрывали броней. Если центральная часть древнейших персей почти полностью сохранилась, этого нельзя сказать о боковых. В западном участке персей, во внутренней стене захаба Смердьих ворот были устроены, может быть еще с конца XII в. (перенос въезда в Кром к р. Пскове через Великие ворота), тюремные камеры — погреба. Это видно из следующих сообщений Псковской первой летописи под 1479 г.: «...Немец всадиша в погреб в охабни»; под 1484 г.: «... смердов посадиша на крепость в погребе»; под 1509 г.: «...поймали пономаря троицкого Ивана, а он из ларев деньги имал... посадили его на крепость...» Это же подметил еще в 1873 г. А. Никитский: «в стене, пристроенной к персям., были сделаны особенные погреба, служившие местом заточения для разных преступников» *20.

Сегодня в захабе можно видеть арочные входы в эти камеры и даже узкий ход вверх из захаба в толще перси. Не избежал переделок и восточный участок сооружения. Еще в конце XII в. он был, видимо, срезан по наклонной плоскости при устройстве всхода на Кромской холм из поставленных внизу у Гребли рядом с персями Великих ворот. Восточным участком персей стала здесь вновь возведенная подпорная стенка, остатки которой видны слева при проходе нынешних Темных ворот Крома. Наружная стена захаба была возведена на кромке скального основания. Позднее, в XIV—XV вв. стена эта была возведена от подножия древнейшего вала-стены (о расширении въезда в Кром говорит известие псковских летописей под 1337 г.). Так можно объяснить излом плавной дуги перси в плане у Темных (Великих) ворот. Перси были первым стеновым сооружением Пскова, которое «шагнуло» с Кромского холма в низину междуречья. Побережные крепостные стены окружили их и оставили внутри города. Однако точки «прикрепления» перси к Кромскому холму (см. на рисунке точки 2 и 3), а также точки изломов в плане побережных стен (точки 1 и 4) до сих пор легко различимы. Это своеобразные «рудиментарные остатки» развития города. Соединив указанные точки дугой, мы теоретически открываем шестую оборонительную линию Пскова (точнее, первую по счету), принадлежавшую еще до строительства перси Псковскому городищу VIII в., деревянная тыновая стенка которого проходила по верхней кромке холма 21. Некоторые данные позволяют полагать, что перси были возведены при первом псковском князе Судиславе в конце X в. с целью получения площадки для княжего двора в Крому, местоположение которого «на приступе » как нельзя лучше соответствовало назначению князя и его дружины защищать город. Сооружение создавалось с учетом комплексного его использования в качестве подпорной и оборонительной степы. Перси с самого своего «рождения» оказались типично псковским: мирным — в будни, воином — во время битв.

*1 Е. Б о л х о в н т п п о в. История княжества
Псковского. Киев, 1831, ч. 1, стр. 15; И. Г о д о в и к о в .
Описание и изображение древностей Псковской губернии. Псков, 1880, вып. 2, стр. 4, 10. 2 Ф. Л а с к о в с к и й . Материалы для истории инженерного
искусства в России. Спб., 1856, ч. 1, стр. 116,
* 2. 3 А. Н и к и т с к и й. Очерк внутренней истории Пскова. Спб., 1873, стр. 84, 85, 132; И. В а с и л ё в . Историко-статистический указатель города Пскова. Псков, 1889, стр. 115; С. Ц в ы л ё в . Перси Пскова. Псков, ГАПО, Архив Цвылёва.
* 4 В. Д а л ь . Толковый словарь русского языка. Спб., 1882, т. 3, стр. 1. 5 И. С р е з н е в с к и й Материалы для словаря древнерусского языка. Спб., 1895, том 2, стлб. 1770.
в Н . О к у л и ч - К а з а р и н . Спутник по древнему Пскову. Псков, 1911, стр. 66, 68, 69.
* 7 С. А. Т а р а к а н о в а. К вопросу о крепостных стенах Пскова. КСИИМК, XII, 1946, стр. 79.
* 8 В. В. Ш п е р к . Фортификационный словарь. М., 1946, стр. 41, 70. 9 М. Г. Р а б и н о в и ч . Осадная техника на Руси в X—XV вв. Изв. АН СССР, серия истории и философии, т. VIII, № 1, 1951, стр. 65. 10 Д. Ж е р е б о в и Е. М а й к о в . Русское воспно-инженерное искусство в XVI—XVII вв. Сб.
«Из истории русского военно-инженерного искусства». М., 1952, стр. 28.
* 11 П. А. Р а п п о п о р т . Перси псковского Крома. mКСИИМК, № 62, 1956. стр. 56. Часть указанных гипотез приведена по его статье.
* 12 Г. П. Г р о з д и л о в. К вопросу о топографии древнего Пскова. Археологический сборник Эрмитажа. Л., 1964, № 6, стр. 151, 154. Ссылка на П. А. Раппопорта.
* 13 Псковский кремль. М, 1967, Текст Н. Молевой. Листы 2, 5.
* 14 Б. С. С к о б е л ь ц и II, Н. С. Х р а б р о в а. Псков. Л., 1968, стр. 5.
* 15 Ю. П. С п е г а л ь с к и й . Псков. М.—Л„ 1963, стр. 83, 118, 122.
* 16 Г. П. Г р о з д и л о в. Указ. соч., стр. 151.
* 17 Псковская вторая-третья летописи, М, 1955, стр. 154.
* 18 Сб. МАМЮ, т. V, М., 1913, стр. 340.
* ПСРЛ, т. XXI, ч. 1, СПб, 1908, стр. 201—202. Указывается, что «пробивали» стену града и строили ворота от Псковы реки. По известию 1337 г. «городом» в mПскове называли верхнюю часть Крома. Следовательно, mпробивали не перси, а верхнюю стену около колокольни.m Ворота же строили внизу около персей (создавалиm захаб).
* 19 С. А. Ц в ы л ё в . Историческая справка к проектуm реставрации Псковского кремля. ГАПО, ф. 1767, оп. 2, ед. хр. 6. 1952, стр. 36
* 20 А. Н и к и т с к и й . Указ. соч., стр. 86. Считая персями южную степу, он, естественно, принимал западную — за «пристроенную».
* 21 С. А. Т а р а к а н о в а . Новые материалы по археологии Пскова. КСИИМК, № 33, 1950, стр. 61—62.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 7.12.2016, 0:53

Мы в соцсетях! Отказ от ответственности